0
Экологический клуб
 
"STENUS"
 
 
 
Калужский краеведческий Интернет-портал


 
Савиткин Н.И., Авдеев Я.Г.   Химические знания в России до середины XVIII века   / /   ИЗВЕСТИЯ КАЛУЖСКОГО ОБЩЕСТВА ИЗУЧЕНИЯ ПРИРОДЫ. Книга восьмая. (Сборник научных трудов)   Под ред. С.К. Алексеева и В.Е. Кузьмичева   Калуга:   КГПУ им. К.Э. Циолковского   -   2008 C. 25-40.



Химические знания в России до середины XVIII века

Н.И. Савиткин, Я.Г. Авдеев

Калужский государственный педагогический университет (Калуга)


Резюме: В работе проанализирован уровень развития химических знаний в России с XI по середину XVIII вв. Показан преимущественно практический характер этих знаний: развиваются элементы технической и медицинской химии. Несмотря на влияние Византии, а затем западных государств, развитие химических знаний в России в этот период происходит достаточно независимо и самобытно.


Возникновение в России химической науки часто связывают с появлением Российской Академии наук (1725 г.) и научной деятельностью её, сначала (с 1742 г.), адъюнкта по физике, а с 1745 г. академика по химии – М.В. Ломоносова [9]. Такие особенности развития химии в России, как – отсутствие алхимического периода, самобытный уровень технической химии, более позднее образование Академии наук – позволило известному учёному в области химии (неводные растворы, стереохимия) и истории химии – П. Вальдену утверждать: «В России химия появляется сразу, без предварительного развития» [2]. Но это не так. Многочисленные материалы и документы, частично опубликованные в общеисторической, историко-медицинской и филологической литературе [1, 6-8, 18], свидетельствуют о существовании в древней Руси элементов химических знаний, а также химических ремёсел и промыслов. Достаточно подробный анализ состояния химико-прикладных знаний в России до М.В. Ломоносова до сих пор не нашёл полного отражения в историко-химической литературе, несмотря на то, что, в конце 40-х годов ХХ века в СССР (в связи с обострением борьбы с космополитизмом) появляется ряд исследований по истории химии в допетровской Руси [4, 5, 14].

После крещения Руси (998 г.) развитие культуры происходило под влиянием Византии. Оттуда на Русь пришли рецептурные химические сборники, что прослеживается в первых рукописных трудах по ремёслам – «Изборник Святослава» (1073 г.), «Шестиднев Иоанна Экзарха болгарского» (Х в.), «Христианская топография Кузьмы Индикоплова» (ХI в.). В этих древнерусских произведениях [13] описываются ремесленно-химические приёмы обработки веществ, излагаются основы учения Аристотеля о стихиях, упоминаются такие химические ремёсла, как получение земляных и растительных красок, изготовление на основе оксидов олова и свинца, цветных эмалей (финифть), кожевенное производство. Красками древней Руси были [18]: киноварь, сурик, ярь медянка, зелень (малахит), крутик (вайда), черлень (червлень) – красная краска из червецов. Об этой краске есть упоминание в «Слове о полку Игореве»: «Русичи червлёными щитами поля перегородили». В иконо- и книгописании, крашении тканей широко использовалась чёрная краска «чернило». Применялись два вида чернил: «Копчёное чернило», изготовлявшееся из копоти и «Железное чернило», получающееся из настоев коры различных деревьев (дуба, ольхи), чернильных (дубовых) орешков с добавлением ржавого железа.

В древней Руси в качестве лечебных средств применялись настои лекарственных трав – зелья (от древнеславянского «село» - поле). Древнерусские ремесленники из золы добывали поташ (карбонат калия), который уже в XIII в. вывозили в Ригу, Нарву и другие города [4], в Костроме с особенным искусством готовили мыло, также, шедшее и на вывоз. В 1194 г. оловом была покрыта церковь в Суздале, а в 1239 г. застеклена церковь Иоанна в Холме [13]. Старейшее из химических производств – солеваренное возникло на Руси в XII в. Соляные промыслы принадлежали тогда преимущественно монастырям. В грамоте князя Святослава Ольговича Новгородского, данного Софийскому собору в 1137 г. предписывалось брать с соляных варниц определённое количество соли: «… на мори от чрена и от салгы по пузу» («чрен» (церен) – сковорода, «салга» - котёл для варки соли, «пузо» - мешок соли) [5].

На Руси были известны и распространены такие металлы, как серебро, золото, олово, медь, свинец, железо, ртуть, а также их оксиды, сульфиды и другие соединения этих металлов. Уже в XI в. на Руси изготовляли золотые и серебряные украшения, посуду, железное оружие [1]. В XI в. русские мастера начали лить монету [16]. В документах, относящихся к XII в. указывалось на изготовление русскими кузнецами весов и гирь и применение мер веса – пуд (16 кг.) и берковец (12 пудов) [1, 16]. В древней Руси железо добывали кричным методом в небольших сооружениях – горнах, нагреванием с древесным углем из болотной и озерной руды (средняя Россия). Из этого железа (слитки его называли крицами) выковывали харалужные («кара» - чёрный, «луда» - одежда) копья, сулицы, палицы и другое оружие. Харалужные изделия древние мастера получали применяемым до сих пор методом антикоррозийной обработки металлов – воронением (создание на поверхности железа защитного оксидного слоя).

Анализ происхождения древнерусских названий металлов указывает на давность их применения на территории русских земель. Славяно-русское название железа встречается в древнейших памятниках славянской письменности [14] и связано со словом «резать», имеющим корень – «рез» или «лез» (лезвие). Приставка «же» является смягчением более древнего «зе» или «за» (зарезать). С применением в древней Руси и у славян связано не только название железа, но также олова и свинца. Свинец получил название от слова «вино», так как из него делали сосуды для хранения вина. Сосуды для хранения жидких масел (ol, oleum) «олу» или «оловина» - оловенники, по-видимому изготовляли из олова. Славяно-русские названия золота и серебра связаны со словами – солнце (sol) и серп (лунный).

Дошедшие до нас памятники материальной культуры (XIII в.): роспись Киевского Софийского собора, образцы красок, найденные недалеко от Михайловского монастыря в Киеве, монеты, иконы, рукописные книги, изделия из металлов – позволяют сделать вывод о том, что состояние практической химии и химических ремёсел в древней Руси до татарского ига (в 1232 г. татары взяли Киев) мало чем отличалось от практической химии Западной Европы [13].

Татарское нашествие и 200-летнее татаро-монгольское иго остановило развитие техники и ремёсел на Руси, так как квалифицированные мастера-ремесленники, уводились «в полон» [16]. Итальянский путешественник в 1245 г. при дворе императора Монголии встретил русского мастера-ювелира, золотых дел мастера, который сделал императорский престол и императорскую печать очень искусно [16].

В XV и особенно в XVI вв. Московская Русь переживала своеобразную эпоху Возрождения, что сказалось на развитии ремёсел и торговле. С XV в. в Москве появились немецкие, итальянские и другие западноевропийские архитекторы, врачи и ремесленники. С 1553 г. Москва начинает регулярные торговые отношения с Англией через Архангельск. Но Иоанну Грозному (1530-1584 гг.) и Борису Годунову (1551-1605 гг.) не удалось радикальным образом повернуть Россию на путь технического прогресса и только по окончании «смутного времени» (после 1613 г.) в царствование Романовых – Михаила Фёдоровича (1613-1645 гг.) и Алексея Михайловича (1645-1676 гг.) в России происходят значительные экономические перемены [7, 11].

В развитии химико-практических знаний на Руси (XVVII вв.) в допетровскую эпоху можно выделить следующие направления:

1) Появление переводной и оригинальной технической и медицинской литературы, как рукописной, иконописной, так и печатной (книгопечатание на Руси возникло в 1564 г. – издан «Апостол»).

2) Попытки возникновения алхимических воззрений.

3) Иатрохимия (медицинская химия).

4) Становление технической химии.

Н.А. Фигуровский [10, 11, 13, 14], П.М. Лукьянов [5] и другие исследователи [1, 7, 8, 18] осуществили поиск и провели анализ рукописных и печатных источников, содержащих сведения о ремёслах, связанных с химией.

К середине XV в. относится иконописный сборник «Троице-Сергиевской Лавры» (старейший из сохранившихся) [13], который содержит рецепты изготовления поталя (золотоподобная краска); способы золочения железа; диспергирования (получение порошков) золота, серебра, меди; изготовление красок на основе киновари, чернил, малахита и т.д. Первой рукописной книгой на Руси, имеющей отношение к химии был «Типик» епископа Нектария: «Лета 7107 (1599 г.) июля в 24 день писанный типик при державе благочестивого и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси самодержца. Изложено из греческих обычаев о церковном и о настенном письме многогрешным и смиренным епископом Нектарием от сербской Земли от града Велеса» (полное название книги, написанной, по мнению П.М. Лукьянова [5], раньше 1599 г. и переведённой с греческого переводчиком посольского приказа). В «Типике» содержится [13] описание изготовления сурика из белил, получение скипидарного масла, приводится рецепт окраски мехов.

Торговая книга, составленная в 1575 г. для русских купцов, торговавших с заграницей, содержит [11] перечень товаров и цен на них. В списках товаров приведены – квасцы белые, квасцы серые (нечистые), купоросы: белый (цинковый), зелёный (железный), синий (медный), нашатырь, мышьяк белый и жёлтый (аурипигмент), сулема, бура, киноварь, металлы и другие химикаты. Развитие торговых связей России с другими государствами требовало расширения монетного дела, а значит и проведения пробирных работ для определения достоинства серебра и золота. Эта операция осуществлялась при помощи пробирного камня [7]. В середине XVI в. пробирное дело получило значительное развитие [17]. В 1575 г. была издана «книжка описательна от части в наук молодым торговым людям» [16], где описаны способы распознавания золота при покупке: «А кое золото на пожечь, или на взрезе внутри, или на осле (пробирном камне) маленно побелее тово то золото покажется, то дешевле емли; а кое многим белее, то добре – дешевле золотых емли». Был найден [10] рукописный сборник химических рецептов, относящийся к XVIII в., но многие рецепты заимствованы из еще более ранних источников. Полное его название «Сказание о всяких промыслах и указы об иконном мастерстве и о серебряном рукоделии и иных вещах, смотри сам своими глазами и вразумишь себя». Здесь описывается способ отделения золота от серебра при помощи азотной кислоты и нашатыря, а также золота от меди: металл сплавляется с речным песком и солью; при этом золото выплавляется в металлическом виде, а медь остается в шламе. В этом сборнике приведены рецепты золотописания по железу (травления), обработки золота и различных металлов, плавки стекла, изготовление пиротехнических составов.

Подробнее о производстве пороха говорится в воинской (рукописной) книге переведённой с «цесарского» (немецкого) языка в 1607 г. Юрьевым и Фоминым [5]. Подлинником является Военная книга (Kriegsbuch), написанная Л. Фронгсперерори и изданная во Франкфурте в 1596 г. Содержание подлинника и перевода частично повторяется в печатном воинском уставе. Полное его название: «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки, состоящей в 663 указах, или статьях в государствование Царей и Великих князей, Василия Ивановича Шуйского и Михаила Фёдоровича всея Руси Самодержцев, в 1607 и 1621 годах выбран из Иностранных Военных книг Онисимом Михайловым» [5]. В уставе сообщается, что: «пороховой состав из мудрости Алхимии вымыслен в 1380 г.» Отдельные главы (указы) содержат следующие сведения: «… Как свечи походные делати чтоб ни ветром, ни мокротою не погасило»; «… Как огненную хитрость сделать, при чём бы ночью возможно осмотреться»; «… Как порох делати самопальный чтоб добре прытко грянул»; «… Как соль и квасцы от селитры отделити и селитру чисту учинить»; «… Как селитру искусити (испытать) ежели она в себе силу имеет»; «… Как селитра растёт и в каких местах» и другие [5]. В «Уставе …» приводится словарь химических препаратов, насчитывающий до 50 веществ [17]. Упоминаются различные приборы: весы и разновесы, ступы, песты, стеклянные сосуды, сита. Даётся описание приёмов химической обработки веществ: осаждение, охлаждение, «процеживание через чистый плат», «примачивание», «очистка в скляннице», варка, растопление и другие [17].

Особую группу древнерусских рукописей, содержащих химические сведения, составляют медицинские сочинения [6, 13]. Например, относящийся к XVII в. рукописный учебник из Московской патриаршей библиотеки: «Книги лечебные, избранные от многих философов, от мудрых лекарев, перепись всяким зелием от всяких недугов по главам» [13]. Он содержит рецептуры с использованием как русской флоры, так и западноевропейской и восточной. Лечебник носит иатрохимический характер, так как рекомендует излюбленные иатрохимические средства – растения, сурьмяные и мышьяковые препараты. В старинном русском лечебнике «Прохладный Вертоград» (1672 г.) [17] даётся описание внешнего вида различных солей, применяемых в качестве лекарства, рекомендуется вещества отвешивать в золотниках, описывается нагревание, перегонка, фильтрование, кристаллизация.

В XVI в. в России появились произведения мистического характера по чёрной магии, астрологии и алхимии (Альберт Великий, Раймонд Луллий). Они считались «отречёнными» (запрещёнными) имели ограниченное распространение и только в XVII в. число их возросло [13]. В России была известна, сначала в рукописи, а с 1732 г. в печатном виде книга швейцарского иатрохимика Парацельса, не отрицавшего алхимические идеи. Она имела название «Химический псалтырь или философические правила о камне мудрых» [5]. Парацельс много и туманно пишет о сере, ртути, философском камне, который по его мнению «есть не что иное, как золото и серебро, которое совершенною и драгоценною тинктурою одарено есть». Эта книга позже (1786 г.) была запрещена.

В России практически не было алхимического периода (по сравнению с Западом), так как Духовенство и правительственные чиновники следили за тем, чтобы с Запада не проникали идеи чуждые православию. Но отдельные случаи появления алхимических воззрений всё же имели место [7, 12, 13]. Об этом свидетельствует летописное воспоминание (в переводе на современный язык): «В 1596 г. в городе Твери появился некий человек, который «перепускал» (переделывал) золотую и серебряную руду. О нём сообщили царю великому князю Федору Иоанновичу всея Руси. И послали за ним и привезли в Москву. Здесь он начал плавить. Один раз у него получилось хорошо, как настоящее золото. Но неким смотрением божьим ему не далась такая мудрость. Царь-государь, подозревая его в воровстве, положил на него опалу и велел пытать его без милосердия вместе с его учениками. И этот человек говорил боярам: «Какое-то смотрение божье: много пытаюсь по-прежнему, да не умею. Применяю те же самые зелья и лью те же водки (кислоты), но разделения не получается. И в таких муках (пытках) умерли оба, отравились ртутью»» [12]. При дворе Михаила Романова с 1621 по 1634 гг. пребывал в качестве архиятра (главного врача) англичанин Артур Ди (в Москве его звали Артемий Иванович) [13]. Свидетельством его занятий алхимией является, написанная им в Москве в 1629 г. и изданная в 1631 г. в Париже на латыне книга «Химический сборник», содержащая свод воззрений на материю и её превращения с точки зрения алхимических учений [7]. Артур Ди ссылается на сочинения Альберта Великого, Василия Валентина, Гебера, Раймонда Луллия и других алхимиков. Поскольку в предисловии Артур Ди указал, что книга выходит «из моего кабинета в Москве 6 марта 1629 г.» [13], то можно сделать вывод о том, что в его распоряжении в Москве имелась целая алхимическая библиотека.

В 1626 г. голландец Гергард фон-дер-Гейден подал царю Михаилу Фёдоровичу записку «Изъяснение о химической мудрости, или, о философском камне, врачующем все болезни», где описывал получение кристаллов (в частности кристаллов нитрата серебра), врачующих все болезни [13]. На вопрос бояр: «Как философскую мудрость сделать из свинца и олова, железа и из меди и ртути серебро и золото, и что к тому делу пристойно» фон-дер-Гейден ответил: «взять золото, извлечь из него семя и положить в эти металлы, тогда произойдёт желаемое превращение». В 1632 г. Михаилу Фёдоровичу было передано через английского путешественника, полковника Г. Астона от доктора, члена Лондонской медицинской коллегии Джона Антони письмо и склянки с золотой тинктурой и сухой золотой эссенцией [13]. Препараты рекомендовались, как лекарства от всех болезней. В письме Антони ссылался на Артура Ди, по его мнению, хорошо знавшего употребление этих снадобий. По-всей видимости все услуги алхимиков царём были отвергнуты и алхимические воззрения не получили распространения на Руси в XV-XVII вв. и позже.

Появление иатрохимии на Руси тесно связано с царствованием Иоанна Грозного, так как при нём в Москве появляются английские и голландские врачи, аптекари и специалисты, готовящие «тайные» средства (арканисты). Один из придворных врачей Иоанна Грозного – Елисей Бомелий готовил яды, при помощи которых, как-будто, были отравлены неугодные царю бояре. В 1580 г. Бомелий был казнён, будучи уличён в измене царю [14].

В 1581 г. английская королева Елизавета прислала в Москву лейб-медика Роберта Якоби и аптекаря Джеймса Френчема, с помощью которых была создана «Аптекарская изба» - первое правительственное учреждение, связанное с химией [6]. В работе [5] П.М. Лукьянов называет аптекаря Джеймс Френшам (James Frencham). Аптека Френшама обслуживала царский двор, получая часть медикаментов из-за границы (камфору, мускус, ревень и др.), другую часть (селитру, серу, поташ, канифоль, смолу чёрную и белую) закупали в москательных рядах [6].

В 1620 г. (наиболее вероятная дата) при царе Михаиле Фёдоровиче появился «Аптекарский приказ» [17], где была сосредоточена большая часть специалистов, которые, используя перегонку, фильтрацию, кристаллизацию, готовили лекарственные средства: экстракты, мази, водки, пилюли, спуски (расплавы) и т.д. В начале 40-х годов XVII в. в «Аптекарском приказе» было два «алхимиста» Вилим Смит и Христофор Пухнер, также работал в 1644 г. Филипп Бриот - «иноземец французские земли», который был отпущен на родину, так как было выяснено, что он не был специалистом [5]. До появления русских «алхимистов» царь Алексей Михайлович приглашал иностранцев. В «Росьписе» поручений относящихся к 1660 г., было записано задание – «привести алхимистов» самых учёных, но имена этих иностранцев не сохранились [5]. В 1669 г. упоминается первый русский алхимист – Тихон Ананьин («Тихон алхимист»), который обучал «алхимскому делу» двух своих сыновей Ивана и Якова, а также сына русского лекаря – Семёна Ларионова. По инициативе Т. Ананьина один из его сыновей и С. Ларионов были отданы в Новонемецкую слободу учиться латинскому и цесарскому языкам «… для того, чтобы им совершенно мочно впредь научиться аптекарского и алхимического дела» [5]. В лабораториях аптекарского приказа изготовлялись «купоросная кислота» (серная кислота), «селитряный спирт или крепкая водка» (азотная кислота), «царская водка» (смесь азотной и соляной кислот), купоросы, квасцы [5, 6]. В лексиконе русских аптекарей и промышленников имелось до 100 наименований химических препаратов [7].

В XVI и XVII в. в Западной Европе происходит возникновение и становление технической химии, что было связано с зарождением капиталистических отношений и нашло отражение в трудах В. Бирингуччо «Пиротехния» (1540 г.), Г. Агриколы «12 книг о металлах» (1556 г.), Р. Глаубера «Новые философские печи» (1650 г.) и других [11]. В России в этот период металлургия и получение некоторых веществ и материалов (селитра, поташ, соль, стекло, порох, бумага) развиваются в виде «крепостных мануфактур». Становление технической химии в России осложнялось огромными пространствами, отсутствием путей сообщения, квалифицированных специалистов и литературы. Первая книга по технике – М.В. Ломоносов «Первые основания металлургии или рудных дел» была издана в 1763 г. [5].

Металлургические промыслы в России издавна располагались в Тульско-Каширском районе, Олонецком крае и позднее на Урале. В 1637 г. под Тулой (Городищенский завод) голландцем А. Виниусом был построен первый чугунолитейный завод, имевший четыре доменные печи. В 1669 г. чугунолитейный завод под Тулой строит Никита Антуфьев (получив дворянство он сменил фамилию на Демидова) [7]. В середине XVII в. под Звенигородом работал железоделательный завод боярина Морозова, а в Олонецком крае выделывалось железо, шедшее на чрены и производство предметов домашнего обихода.

В начале XVII в. по окончании смуты появляются «приказы» – государственные организации, ведавшие различными областями политической и хозяйственной жизни. Серебряный приказ (1613 г.), в составе которого находились Серебряная, Золотая и Рудознатная палаты, ведал производством золотых и серебряных изделий и следил за их качеством. Рудознатная палата была первой государственной пробирной лабораторией [13, 17].

Пушкарский приказ (1613 г.) имел в своём распоряжении пороховые мельницы и склады селитры и пороха. Для добычи селитры устраивали особые «селитряницы» - ямы, заполнявшиеся органическими отбросами. Полученная при определённом температурном режиме сырая селитра (ямчуга) выщелачивалась водой и подвергалась варке. Для получения чистой (литрованной) селитры проводили кристаллизацию, добавляя поташ [13]. Поэтому в России получило широкое распространение поташное производство. В 1667 г. только Сергачские майданы (Нижний Новгород) дали для вывоза за границу (через Архангельск) 23389 пудов поташа [11]. По новоторговому уставу от 1667 г. поташ и смольчуг (худший сорт поташа) были объявлены «заповедными» товарами, торговать которым могло только государство. В 1676 г. последовало постановление о передаче поташного дела в ведение Хлебного приказа. Предметами экспорта в допетровской Руси кроме поташа были соль, дёготь, смола и рыбий клей [5].

В 1635 г. в России появился первый стекольный завод в Дмитровском уезде, а к 1650 г. существовало уже несколько стекольных заводов, которые поставляли свою продукцию Аптечному приказу («скляници», «сулеи», «стопы», «реторты», «алембики», «реципиенты» и т.д.) [13]. Первая «бумажная мельница» возникла около 1564 г., а в XVII в. вблизи Москвы уже работало несколько бумажных мельниц [11].

Итак, в XVII в. отсталая в результате 200-летнего татарского ига Россия становилась на путь экономического прогресса, выразившегося в развитии химико-практических знаний.

С эпохой царствования Петра I (1669-1725 гг.) связано: расширение производства химических продуктов; организация планомерных поисков полезных ископаемых; широкое привлечение иностранных специалистов; создание Академии наук.

Петр I постоянно и целенаправленно проводил государственную политику, направленную на развитие производств, которые впоследствии составили основу химической промышленности. В 1719 г. была организована Берг-коллегия для ведения дел «о рудах и минералах». В 1720 г. при Берг-коллегии он основал первую русскую лабораторию технической химии. В указе Петра I от 10 декабря 1719 г. было записано: «Российское государство пред многими иными землями преизобилует и потребными металлами и минералами благословенно есть, которые до нынешнего времени без всякого прилежания исканы». И далее «… соизволяется всем, и каждому даётся воля, какого бы чина и достоинства не был, во всех местах, как на собственных, так и на чужих землях искать, плавить, варить и чистить всякие металлы …, також и минералов яко селитра, сера, купорос, квасцы и всяких красок потребные земли и каменья» [5]. По указу от 9 февраля 1720 г. каждая руда в количестве от 4 до 5 фунтов должна быть доставлена для «освидетельствования» в Берг-коллегию. Укрывающие найденные ими руды строго преследовались - §17 указа от 10 декабря 1719 г.: «Против же того тем, которые изобретённые руды утаят и доносить о них не будут, или другим в сыскание устроения и расширения тех заводов запрещать будут, объявляется наш жестокий гнев, неотложное телесное наказание, и смертная казнь, и лишения всех имений, яко непокорливому и презирателю нашей воли, и врагу общенародные пользы, дабы мог стрещися» [5].

При Петре I были построены медеплавильные заводы в Олонецком крае – Петровский и Повенецкий (1707г.), Конгозерский (1707г.) [17]. На Урале Н. Демидов строит 13 чугунолитейных заводов. Выплавка серебра и золота (в основном для монетного двора) в значительных размерах стала осуществляться лишь в начале XVIII в. В 1721 г. заработал Нерчинский завод, а с середины XVIII в. серебро выплавляет Колыванский завод Демидова [17].

Для успешного поиска руд полезных ископаемых и организации химических производств Петр I стремился привлекать иностранцев. Известно, что в лаборатории Берг-коллегии работали мастера серного дела Ганс Каспор Дерфели, Яган Вильгельм Корс, пробовальщик (специалист по анализу) Шендер. Одним из организаторов металлургической промышленности на Урале можно считать Георга Вильгельма де-Генина [3], который сообщал Петру I: «… При Пискоре верхний завод ныне в бытность мою весь исправил и достроил…, притом же построил фабрику, где серу и купорос делать, для обучения Российских наций людей и для розыска (посылки) в разные места» [3]. В другом донесении Петру I в том же 1724 г. де-Генин писал: «При сём посылаю минеральный конфект и сосуды, которой сделать я приказал через русских учеников, и чтоб они сему делу учились, как серу и купорос делать, и сие первой пробы сделаны из колчедану и после из оного колчедану купорос варится» [3]. Один из основателей горного дела, член Берг-коллегии Ф. Блюэр, вывезенный Петром I из Саксонии в 1698 г., обнаружил в окресностях Калуги «богатый серный колчедан и квасцовую землю. Но сии открытия не были обращены на пользу казны, ибо тогда искали рудников металлических». Ф. Блюэр в 1712 г. сообщал Правительствующему Сенату, что «в Московской Губернии железная руда известна, а сверх того есть там много квасцовой, серной руды и селитры; но оныя также закинуты для того, что сии минералы выписываются из-за моря, где всё прилежно испытуется и в Россию привозится» [5].

Пользуясь услугами иностранных специалистов, Петр I давал большие возможности и русским предпринимателям. Так в 1718 г. была выдана жалованная грамота купцам Томилиным Дмитрию и Даниле, и дворянину Савёлову на право производства ряда химических продуктов без взимания пошлины в течение 30 лет. Петр I при этом запретил ввоз этих товаров в Россию. Предприятие Савёлова и Томилиных, построенные в Московском уезде (Гжельская и Селинская волости), где они нашли купоросную руду, было первым химическим заводом. Подобные заводы они построили «в дворцовых волостях в Черноголовской, в Куньевской, во Твери, в Мединском уезде». На заводах Савелова и Томилиных вырабатывали: купорос, купоросное масло (серная кислота), водку крепкую (азотная кислота), скипидар, канифоль, краску мумию (на основе оксидов железа), гарпиус (белая, очищенная смола). В 1724 г. некоторые продукты с завода Савелова и Томилиных были отправлены в «Главную аптеку» для «освидетельствования». Аптекарь сообщил, что «крепкая водка против заморской в действии сильнее … и скипидар против заморского в действии сильнее» [5].

Петр I уделял много внимания красильным производствам, соляным варницам, лесохимическим промыслам (смолокурение, производство поташа), но при этом заботился о сохранении лесов. На прошение купца Дружинина о разрешении варить соль в Старой Руссе Петр I наложил резолюцию (1719 г.): «Варить соль позволяетца, только не токмо, что заповедные леса, как выше писано, употреблять на дрова, но никакого лесу со Мсты и тех рек, которые впали во Мсту, а заказные деревья нигде – под разореньем и галерною работаю вечно». С 1712 г. поташное дело было передано в ведение Адмиралтейского приказа, которому было предписано в целях экономии лесов, вырабатывать поташ по 1000 бочек в год (с 1685 г. только за границу отправляли до 4600 бочек в год) [5].

Особое внимание уделял Петр I производству пороха. В 1711 г. по указу Петра I переводится с немецкого языка книга Я. Бухнера «Учение и практика артиллерии», где приводятся сведения о добывании, очистке селитры и испытании щёлока, из которого она получается. Если кипящий щёлок при выливании на холодный металл быстро застывал, «как сало», то это указывало на его достаточную концентрацию. Применялась так же палка с делениями, по глубине погружения которой судили о крепости щёлока [17]. В 1716 г. Петр I приказывает организовать селитренные заводы в Воронежской, Тамбовской, Киевской и Курской губерниях. Селитренные заводчики должны были продавать селитру только государству. Кроме селитры для производства пороха требовалась и сера (12% от массы пороха), которую производили на Самарском, Сергиевском и других заводах, построенных при Петре I. При Петре I было построено четыре пороховых завода: на Петербургской стороне, на Охте, при Стрелецком оружейном заводе и под Москвой (на Клязьме) [5]. Стоимость химических продуктов при Петре I была высокой, поэтому химические производства приносили казне большие доходы. Итак, в эпоху царствования Петра I на смену химическим и металлургическим промыслам приходят металлургические и химические (селитряные, серные, купоросные, квасцовые) заводы. Была создана также одна крахмальная фабрика, изготовлявшая косметические белила, то есть пудру [5].

Успешному развитию химических производств в Петровскую эпоху в определённой степени способствовал интерес Петра I к науке, в том числе, и химической. Подтверждением этому является обстоятельный анализ архивных документов, собственноручных записей, письменных свидетельств современников, осуществленный профессором П.М. Лукьяновым [5].

Будучи в Париже (1711 г.), Петр I посетил известного химика Жофруа (1672-1736 гг.), интересовался, производимыми им, химическими опытами. На следующий день знакомился в Парижской Академии наук с экспериментами, выполненными членом этой академии химиком Л. Лемери (1677-1743 гг.), сыном крупного французского учёного Николя Лемери (1645-1715 гг.). Перу Н. Лемери принадлежит «Курс химии» (1675 г.) выдержавший 12 изданий. Лукьянов П.М. предполагает, что Петр I получил 9-е издание этой книги (1697 г.) от Л. Лемери. В делах Петра I была обнаружена таблица классификации тел, напоминающая таблицу Жофруа именуемую: «Роспись различным сродствам, примеченным между различными существами». В таблице Петра I широко используется химическая символика того времени (алхимические знаки) и она представляет собою классификацию различных тел (металлов, ископаемых и т.д.) [5]. В 1721 г. Петр I был избран членом Парижской Академии Наук. По этому поводу он писал в Академию: «Мы ничего больше не желаем, как что через прилежность, которую мы прилагать будем, науки в лутчей цвет привесть».

По-видимому за границей знали об интересе Петра I к наукам. Так некая Елизавета фон Зальц в 1723 г. писала Петру I о том, что знакома с различными химическими секретами, а в 1724 г. генерал фон Штаф из Гамбурга просил въезда в Россию, чтобы показать симпатический порох (в одном месте зажигают, в другом происходит взрыв). Пётр I отклонил эти предложения, предполагая шарлатанство. Вместе с тем, он старался разглядеть в оккультных науках и пользу: «Я ни мало не хулю алхимиста, ищущего превращать металлы в золото, механика, старающегося сыскать вечное движение (perpetuum mobile) … для того, что изыскивая чрезвычайное, внезапно изобретает многие полезные вещи. Такого рода людей должно одобрить, а не презирать, ка то многие противное сему чинят, называя такие упражнения бреднями» [5].

Большинство собственноручных записей Петра I посвящены практическим аспектам химии. Например, запись рецепта жёлтого огня (фейерверк), состоящего из: «3 лотов трижды литрованной селитры, 2 л. серы, 2 л. флорен вербанции сухих тёртых, так чтоб своего жёлтого цвету не потеряло» (лот – мера веса, 1 лот ≈ 14 г). Лукьянов П.М. приводит копии собственноручных записей Петра I: «проба» всяких руд и содержащая описание метода изготовления свинца для «пробы» серебряной руды; «Оловянную руду отведать»; « Как всякое дерево без лаку чернить» и другие [5].

Возникновение химии в России как научной дисциплины связано с Академией наук. 22 января 1724 г. Пётр рассмотрел проект «генерального регламента» - положение об Академии наук и художеств, составленный будущим президентом Академии Лаврентием Блюментростом (1692-1755 гг.) [18]. 8 февраля 1724 г. этот проект был подписан. Л. Блюментрост (единственный из 18 первых членов Академии, родившейся в России) был главным врачом медицинской коллегии и в 20-х годах XVII в. изучал состав минеральной воды, найденной в районе Олонца (Карелия). Он показал, что эта вода содержит в фунте немного кислоты, немного серы, два или три грана (аптечный вес) железа или охры и 4-5 гранов двойной соли железа, которая получается от сочетания железа и щелочной соли [17]. Л. Блюментрост на должность Академика по химии и практической медицине пригласил своего приятеля по Лейденскому университету Михаила Бюргера (1686 г., Мемель –1726 г.). В приглашении было сказано «Если вас затруднит химия, её можно откинуть». М. Бюргер не только по химии, но и вообще никаких трудов не составил [4]. Следующим академиком по химии и естественной истории с 1731 г. по 1748 г. (до этого с 1727 г. адьюнкт (аспирант)) был доктор медицины Иоганн Георг Гмелин (1709 г., Тюбинген – 1755 г.). Он был автором первых в России работ по химии: «Об увеличении веса некоторых тел при обжигании»; «О постоянных щёлочных солях растений» [15]. С 1736 г. по 1744 г. должность адьюнкта по химии занимал Христиан Э. Геллерт (1713 г., Саксония – 1795 г.), автор исследования «О плотности смесей, приготовленных из металлов и полуметаллов» [15]. И.Г. Гмелин больше чем химии уделял внимание естественной истории (биологии). Он написал фундаментальный труд «Флора Сибири», книги «Путешествие по Сибири с 1733 по 1734 г.» [15]. Гмелин охотно уступил кафедру химии М.В. Ломоносову в 1745 г. Поэтому мы имеем все основания считать М.В. Ломоносова первым химиком Академии наук.

В рассмотренные нами периоды, происходило накопление химических знаний, в основном, в области прикладной химии. Но они создали условия, чтобы химическая наука в России получила в последствии достойное развитие.

Литература

1. Аристов Н. Промышленность древней Руси. – С.-Пб., 1886.

2. Вальден П. Наука и жизнь. Ч.1. – Пб., 1922.

3. Де-Генин. Описание Уральских и Сибирских заводов. Серия: История Заводов. – М.: Госиздат, 1937.

4. Капустинский А.Ф. Очерки по истории неорганической и физической химии в России. – М.-Л.: Издательство АН СССР, 1949.

5. Лукьянов П.М. История химических промыслов и химической промышленности России до конца XIX века. Т. 1. Под ред. С.И. Вольфковича. – М.-Л.: Изд. АН СССР, 1948. – 543 с.

6. Новомбергский Н. Врачебное строение в допетровской Руси. – Томск, 1907.

7. Райнов Т. Наука в России XI-XVII веков. – М.-Л.: Изд. АН СССР, 1940.

8. Рыбаков Б.А. Ремесло древней Руси. – М., 1948.

9. Соловьёв Ю.И. История химии в России. – М.: Наука, 1985.

10. Фигуровский Н.А. Об одном старинном русском сборнике химических рецептов. // Труды института истории естествознания, Т. II, 1948, С. 239.

11. Фигуровский Н.А. Очерки общей истории химии. – М.: Наука, 1969.

12. Фигуровский Н.А. По поводу летописного известия о русском алхимике XVI в. // Труды института истории естествознания, Т. IV, 1952, С. 445.

13. Фигуровский Н.А. Химия в допетровской Руси. // Очерки по истории химии. – М.: Изд. АН СССР, 1963; Фигуровский Н.А. Химия в допетровской Руси. // Химия в школе, 1961, №2, С.23.

14. Фигуровский Н.А. Химия в древней Руси. // Вопросы истории отечественной науки. – М.-Л.: Изд. АН СССР, 1949.

15. Химики в Академии наук. 1726-1917. // Химия и жизнь, 1974, №4, С. 84-92.

16. Хмыров М.Д. Металлы, металлические изделия и промыслы в древней Руси. – С.-Пб., 1875.

17. Цюрупа М.Г. Из истории неорганического анализа в России до конца XVIII века. Сообщение I и II. // Методы анализа редких и цветных металлов. / Под ред. Алимарина И.Л. – М.: МГУ, 1956. – С. 117-138.

18. Щавинский В.А. Очерки по истории техники и технологии красок в древней Руси. М.-Л., 1935.

***

Chemistry Knowledge in Russia before the middle of the

XVIII-th century

N.I. Savitkin, Ya.G. Avdeev

Kaluga State Pedagogical University named after K.E. Tsiolkovski

Abstract: The level of Chemistry knowledge in Russia of the XIth – midXVIIIth centuries is analyzed in this work. Mainly practical character of this knowledge is shown: elements of Technical and Medical Chemistry are developing. In spite of Byzantine and later of Western states influence, the development of Chemistry knowledge in Russia during this period goes independently and originally enough.



Скачать.rar



Сайт создан при поддержке РОССИЙСКОГО ГУМАНИТАРНОГО НАУЧНОГО ФОНДА проект № 09-06-59610 а/Ц "Создание экологического Интернет-портала, как регионального компонента экологического образования"; № 10-06-59629 а/Ц"Создание региональной экологической Интернет-библиотеки"


© Авторы статей