0
Экологический клуб
 
"STENUS"
 
 
 
Калужский краеведческий Интернет-портал


 
Большаков Л.В.   Предложения об изменении перечня чешуекрылых (Lepidoptera) в Красной книге Калужской области   / /   ИЗВЕСТИЯ КАЛУЖСКОГО ОБЩЕСТВА ИЗУЧЕНИЯ ПРИРОДЫ. Книга девятая. (Сборник научных трудов)   Под ред. С.К. Алексеева и М.Н. Сионовой   Калуга:   Издательство КГПУ им. К.Э. Циолковского   -   2009 C. 147-160.


Предложения об изменении перечня чешуекрылых (Lepidoptera) в Красной книге Калужской области

Л.В. Большаков

г. Тула, Русское энтомологическое общество

Резюме: Обсуждаются некоторые недостатки в научно-методическом обеспечении работ по освещению беспозвоночных в региональных Красных книгах. Предлагается внести в следующее издание Красной книги Калужской области 24 локальных или редких вида чешуекрылых, исключить из нее 5 широко распространенных, мигрирующих или ошибочно определенных видов, а также провести специальные исследования относительно целесообразности внесения в нее ряда видов.


Виды отряда чешуекрылые (Lepidoptera) в силу своих «индикаторных» свойств являются наиболее представительным компонентом беспозвоночных в большинстве региональных Красных книг (КК). Не является исключением и КК Калужской области (2006), в которую внесено 180 видов беспозвоночных, из которых 121 – чешуекрылые. Перечень видов отряда [Шмытова, 2006] подобран в целом вполне удачно (за исключением нескольких случаев), информативность очерков близка к оптимальной. Однако в оценках статуса и очерках видов встречаются недоработки и неточности, обусловленные фактическим отсутствием единого научно-методического обеспечения «краснокнижных» исследований, несколько односторонней изученностью лепидоптерофауны области (где выявлено около 90% возможных видов, но остались не обследованными многие природные комплексы и недостаточно известными – особенности распространения и биологии многих локальных видов), недостаточным учетом имеющихся материалов (некоторые дополнения см.: Большаков и др., 2008), использованием ограниченно пригодных для нашего региона иностранных источников об экологии видов (при слабом учете именно региональных источников), отдельными ошибками в определении сложных видов, а также в присвоении неудачных (в т.ч. этимологически и фактически некорректных) русских названий. В настоящей статье я предлагаю некоторые коррективы к перечню видов в связи с перспективой следующего издания КК Калужской области, а также касаюсь некоторых концептуальных вопросов.

Необходимо в очередной раз напомнить, что отечественные авторские коллективы до сих пор не имеют единых научно обоснованных принципов отбора таксонов в охранные списки, в т.ч. критериев присвоения таксонам категорий созобиологического (природоохранного) статуса, ранжирующих таксоны по степени уязвимости и актуальности мероприятий по сохранению. Официальная система категорий КК РФ, используемая (иногда с изменениями) и в региональных КК, основана на несовершенной первой версии МСОП (1966 г.), не содержащей конкретных критериев, позволяющих относить виды к определённым категориям [Щуров, Замотайлов, 2006]. Нет таких критериев и в новых нормативных документах, утверждённых Министерством природных ресурсов (Большаков, 2008б). Однако разработки в этой области отечественных и западноевропейских созобиологов (в частности, принятая в 2001 г. система категорий и критериев МСОП для оценки степени угрозы исчезновения видов – IUCN Red List Categories: Version 3.1 с руководством по применению ее на региональном уровне), практически игнорируются природоохранными бюрократическими структурами и немногими «приближенными» к ним биологами, поэтому остаются малоизвестными и официально не признанными. Возможно, что эта стагнация сохраняется в интересах большинства субъектов Федерации, не имеющих научной базы для полноценных исследований биоразнообразия, но издающих КК, включающих беспозвоночных животных.

В итоге каждый коллектив или даже автор вынужден оценивать таксоны по собственным представлениям, как правило, не объясняемым внешнему миру. Видимо, единственной системой созобиологического анализа видов, ход разработки которой отражён в научной печати, и в которой приводятся качественные оценки региональных популяций и местообитаний насекомых, остается разработанная автором этих строк для охранных списков Тульской области [Большаков, 1998, 1999, 2001, 2007]. В большинстве КК, включая и Калужской области (как вследствие слабой изученности региональных фаун, так и вследствие отсутствия созобиологических концепций) наблюдается неудачное присвоение категорий конкретным видам беспозвоночных, т.е неумение выбирать ключевые критерии уязвимомости популяций беспозвоночных. Типично присвоение категории 2 (или даже 1) скрытноживущим видам, сопряженным с обширными экосистемами, «редкость» которых определяется низкой частотой встречаемости, в т.ч. и из-за неиспользования специфических методов исследований, а категории 3 – открытоживущим очень локальным видам с плотными ценопопуляциями, чаще попадающим в поле зрения. Хотя из соображений практической охраны ключевых местообитаний должно быть наоборот [Большаков, 1999]; как показано [Большаков, 2007, 2008а, б], в современной системе МСОП площадь ключевых местообитаний (называемая в русском переводе «среда обитания»), оцениваемая по подкритерию В2, оказывается ключевым параметром для оценки степени уязвимости популяций беспозвоночных на региональном уровне. Нередко вносятся в КК временно укореняющиеся и даже залетные виды, не имеющие в регионе постоянных местообитаний и поэтому не могущие охраняться. Встречаются в КК и «виды-фантомы», указанные в источниках примерно вековой давности, достоверность которых часто невозможно подтвердить.

Хроническим недостатком, делающим не вполне достоверными (дезинформирующими не только широкого читателя, но и государственного заказчика, и главное, исполнителей природоохранных программ) большинство очерков в КК, оказываются слабые познания авторов в области экологии видов в условиях «своих» регионов. Большинство исследователей ограничивается выявлением фаунистического состава и поверхностных экологических особенностей видов, но не уделяет должного внимания изучению их трофических связей. Но без этого не всегда возможно выявление ключевых местообитаний угрожаемых ценопопуляций и, тем более, их реальной кормовой базы. Особенно плохо, когда авторы очерков в КК неразборчиво используют информацию из обобщающих и популярных (большей частью иностранных) источников, что иногда приводит к конфузам – примеры из первых изданий КК Московской (не везде устраненные и во втором издании) и особенно Липецкой областей см. в [Большаков, 1999]. Это сильно затрудняет или делает невозможными практические мероприятия по поиску, мониторингу и сохранению угрожаемых видов и их местообитаний.

Часто приходится сожалеть о неполноте «краснокнижных» перечней. Вполне очевидно, что внесение в красочно иллюстрированную КК традиционного типа (отход от которого пока не предпринимается) всех угрожаемых видов беспозвоночных региональной фауны физически невозможно. К примеру, в Тульской области выявлено более 500 угрожаемых и редких (недостаточно изученных) видов чешуекрылых (около 30% фауны), большинство из которых могут обнаруживаться в полевых условиях только специалистом с многолетним стажем практической работы, а многие могут быть определены только в лабораторных условиях. Еще более велика доля таких видов в других больших отрядах насекомых. Поэтому в КК такого типа должно быть представлено приложение (кратко называемое в обиходе «надзорным» или «мониторинговым» списком), включающее максимум угрожаемых и редких видов, «не поместившихся» по разным причинам (относительно благополучное состояние, недостаточная изученность, непримечательная внешность, скрытность и т.п.) в основной перечень с очерками. Однако в наших региональных КК эта возможность до сих пор если и используется, то очень слабо. В перспективе угрожаемые виды беспозвоночных должны быть адекватно представлены в специальных приложениях к постановлениям органов власти (иллюстрированными и аннотированными приложениями к которым по логике вещей должны быть КК), а также (что гораздо значимее) – в перечнях видов в паспортах ООПТ и охранных каталогах [Большаков, 1997, 1999, 2001, 2007, 2008а; «Красные книги…», 2007].

Переходя к обсуждению перечня чешуекрылых в КК Калужской области, я исхожу из предположения, что возможности его расширения вряд ли будут большими. Поэтому ограничусь предложениями об исключении из КК ряда необоснованно внесенных в нее видов, а также о внесении в нее минимального числа видов, теоретически могущих идентифицироваться в природе неспециалистами, участвующими в природоохранных мероприятиях. Практически все эти виды рассматриваются как угрожаемые и в лучше исследованных сопредельных областях – Московской и (или) Тульской. Однако присвоение рассматриваемым видам (как и пересмотр у остальных видов) категорий регионального охранного статуса пока преждевременно.

Аннотации обсуждаемых видов в случае необходимости сопровождаются исправлениями слишком неточных русских или устаревших научных названий в КК, отмеченных восклицательным знаком. Впрочем, подобные неточности встречаются и в названиях видов, не рассматриваемых в данной работе. В соответствии с устоявшимися в нашем регионе традициями, современными сборами видов, предлагаемых к внесению в следующее издание КК, считаются сделанные не ранее 1980 г.

1. Виды, нуждающиеся в исключении из КК Калужской области.

Древоточец пахучий – Cossus cossus (Linnaeus, 1758): эвритопный лесной вид, практически не имеющий ограничений кормовой базы, широко распространенный в нашем регионе и Калужской области и поэтому не нуждающийся в специальных охранных мероприятиях; как нечастый вид, может быть переведен в «надзорный» список.

Бражник молочайный – Hyles euphorbiae (Linnaeus, 1758): в лесной зоне нашего региона временно укореняющийся луговой термофильный вид, не нуждающийся в специальных охранных мероприятиях [Большаков, 1998, 2000], поэтому его внесение даже в «надзорный» список нецелесообразно.

(!) Капюшонница подсолнечниковая – Cucullia xeranthemi (Boisduval, 1840): ошибочное определение; этот значительно более южный вид был исключен из фауны Калужской области, но к сожалению, лишь в депонированной рукописи [Солнцев, 2000].

Желтушка шафранная – Colias crocea (Fourcroy, 1785): в нашем регионе залетный вид, не переносящий зимовку и никоим образом не могущий охраняться [Большаков, 1998, 1999]; возможно также ошибочное определение части материала [Большаков и др., 2008].

Хвостатка сливовая – Fixsenia (!) pruni (Linnaeus, 1758) – ныне в роде Nordmannia или (у западноевропейских авторов) Satyrium: эвритопный лесо-луговой вид, не имеющий ограничений кормовой базы, широко распространенный в регионе и не нуждающийся в специальных охранных мероприятиях.

Дальнейшими кандидатами на исключение из КК представляются: а) в силу эвритопности и широкого распространения – хохлатка березовая (! – это гарпия березовая, т.к. «хохлаткой березовой» называется другой более обычный вид Pheosia gnoma (Fabricius, 1776)), хохлатка Сиверса, усатка длиннощупиковая; б) в связи с учетом лишь временно укореняющихся или залетных экземпляров – стрельчатка бирючинная, подалирий и др. (см. ниже). Для этого необходимы более широкие обследования территории.

2. Виды, материал по которым нуждается в проверке.

Пестрянка точечная – Zygaena punctum Ochsenheimer, 1808: как справедливо предполагается в очерке [Шмытова, 2006: 311], нахождение в нашем регионе ценопопуляции этого значительно более южного вида очень сомнительно. Однако в связи с малым радиусом индивидуальной активности (сотни метров – немногие километры) и слабыми летными качествами бабочек их залет с юга (за несколько сотен километров) абсолютно исключен. К тому же Л.Н. Солнцев [Solntsev, 1995] (чью работу И.В. Шмытова, видимо, не изучила) писал о поимке 2 экз. (Анненки, 30.07.1959, 1 самка, М. Сироткин; Калуга-2, 10.07.1961, 1 самец, Л. Солнцев). Материал нуждается в повторной проверке по генитальным признакам, а местонахождения – в детальных обследованиях. Вид, достоверно известный по столь старым сборам, может оставаться в КК лишь с «нулевой» категорией.

Пяденица буроватая (!) Hydriomena ruberata (Freyer, 1831)этимологически правильнее пяденица (ларенция) красная (хотя окраска бабочки этому однозначно переводимому слову не соответствует): нуждается в проверке по генитальным признакам; в нашем регионе достоверно известен вид-двойник (в цветовых формах) H. impluviata ([Denis et Schiffermüller], 1775).

Пяденица смутная очитковая (!) – Gnophos (!) obscurata ([Denis et Schiffermüller], 1775) – этимологически правильно пяденица (гнофина) темная (т.к. связь этого и других близких видов с очитком если и реальна, то носит факультативный характер), ныне в роде Charissa: нуждается в проверке с учетом генитальных признаков; в связи с трудностью внешних диагностических признаков редкие виды, ранее относимые к давно ревизованному роду Gnophos (s.l.), целесообразно перевести в «надзорный» список.

Совка восточная садовая (!) – Lacanobia aliena (Hübner, 1808) – в связи с неоднозначной этимологией [aliena (лат.) – иноземная, неизвестная, незнакомая, далекая и т.п.] целесообразна прямая транскрипция совка алиена, либо выбор одного из правильных вариантов (например, лаканобия иноземная): в КК вместо этого вида ошибочно изображен очень обычный L. suasa ([Denis et Schiffermüller], 1775), что требует проверки современного материала; в Калужской области, возможно, временно укореняющийся вид.

Совка сигнифера – Ochropleura signifera ([Denis et Schiffermüller], 1775) – ныне в роде Dichagyris: изображение в КК (не поддающаяся идентификации по внешности меланистическая форма) трудно признать соответствующим этому виду; в Калужской области, возможно, временно укореняющийся вид.

Совка шалфейная – Heliothis peltigera ([Denis et Schiffermüller], 1775): этот лугово-степной вид отмечался в области не позднее 1972 г. и в случае неподтверждения наличия ценопопуляций может оставаться в КК лишь с «нулевой» категорией.

3. Локальные или редкие виды, не имеющие внешних диагностических признаков, которых желательно перевести в «надзорный» список.

Стеклянница жигалковидная – Synanthedon stomoxiformis (Hübner, 1790).

Стеклянница желтопятнистая (!) – Chamaesphecia triannuliformis (Freyer, 1845) – этимологически и согласно внешности правильно трехполосая (т.к. желтые пятна есть у многих видов), ныне в роде Synansphecia.

Большинство видов этого семейства редко попадают в лепидоптерологические сборы из-за малой заметности, неадекватно представлены в общедоступных определителях, не имеют хорошо видимых диагностических признаков и могут надежно определяться только специалистом по группе.

Капюшонница колокольчиковая – Cucullia campanulae Freyer, 1831.

Капюшонница фратерна – Cucullia fraterna Butler, 1878.

Капюшонница салатная – Cucullia lactucae ([Denis et Schiffermüller], 1775).

Капюшонница чертополоховая – Cucullia luciphuga ([Denis et Schiffermüller], 1775).

Все перечисленные капюшонницы – виды-двойники, надежно различаются по генитальным признакам и в полевых условиях почти не отличимы от обычного C. umbratica (Linnaeus, 1758).

В качестве кандидатов на перевод в «надзорный» список могут быть также предложены мелкие виды, обнаружение и идентификация которых в полевых условиях затруднительны даже для большинства специалистов: бабочка-ослик, совка-листовертка пегая, совка ясколковая и все 4 нолиды.

4. Виды, нуждающиеся во внесении в КК.

Тонкопряд тусклый (орляковый) – Pharmacis fusconebulosа (De Geer, 1778): локальный и очень редкий лесо-луговой вид, единственная современная находка которого в Козельском р-не Калужской области (д. Гранный Холм) и 2 находки на прилегающей территории Тульской области приурочены к старым борам-зеленомошникам [Большаков и др., 2008].

Пестрянка эфиальт – Zygaena ephialtes (Linnaeus, 1767): очень локальный и редкий лугово-степной вид, монофаг на вязеле разноцветном; по современным сборам известен только из Ферзиковского р-на (Калужско-Алексинский каньон без точного местонахождения) [Волкова, 1996], а по сборам в 1961-64 гг. – из Калуги-2 и Перемышльского р-на (с. Андреевское) [Solntsev, 1995]; в последнем местонахождении и сейчас есть не обследованные внешне пригодные для вида стации.

Коконопряд пушистый – Eriogaster lanestris (Linnaeus, 1758): локальный и очень редкий лесной вид, сокращающийся в численности в староосвоенных регионах; по современным сборам известен только в Козельском р-не (ст. Тупик) [Большаков и др., 2008].

Шерстолапка лунчатая – Gynaephora selenitica (Esper, 1783): очень локальный и нечастый лесо-луговой ксеромезофильный вид, характерный для остепненных опушек смешанных лесов с ракитником и вереском; по современным сборам известен только в Козельском р-не (ст. Тупик) [Большаков и др., 2008].

Шерстолапка полосатая (летняя) – Dicallomera fascelina (Linnaeus, 1758): локальный и нечастый луговой мезоксерофильный вид; по современным сборам известен в Козельском р-не [Большаков и др., 2008], а также (по новым данным) в Ульяновском р-не (заповедник «Калужские Засеки», Новая Деревня, 15-16.07.2008, 2 экз., С. Алексеев, С. Карпухин); судя по наблюдениям в сопредельных районах Тульской области, должен быть распространен значительно шире.

Лишайница четырехточечная – Lithosia quadra (Linnaeus, 1758): локальный и редкий лесной вид, характерный для лесов неморального типа; по современным сборам известен в окрестностях Калуги, Ферзиковском, Перемышльском, Бабынинском, Козельском р-нах [Шмытова, 2001; Кострикова, 2005; Большаков и др., 2008], а также (по новым данным) в Ульяновском р-не (заповедник «Калужские Засеки», Новая Деревня, 14-16.07.2008, 2 экз., С. Алексеев, В. Перов, С. Карпухин).

Лишайница росистая – Setina irrorella (Linnaeus, 1758): локальный и местами нечастый лесо-луговой ксеромезофильный вид, характерный для старых боров-зеленомошников; по современным сборам известен только в Козельском р-не (ст. Тупик) [Большаков и др., 2008].

Медведица подорожниковая – Parasemia plantaginis (Linnaeus, 1758): локальный и нечастый лесо-луговой мезофильный вид, сокращающийся в численности в староосвоенных регионах; встречается в старых смешанных лесах; по современным сборам известен в окрестностях Калуги, Дзержинском, Козельском, Ульяновском р-нах [Большаков, 2000; Шмытова, 2001].

Медведица придворная – Hyphoraia aulica (Linnaeus, 1758): локальный и очень редкий луговой ксеромезофильный вид, исчезающий в староосвоенных регионах; по современным сборам известен только в Козельском р-не (ст. Тупик) [Большаков и др., 2008].

Толстоголовка большая мальвовая (кархародус мальвовый) – Carcharodus alceae (Esper, 1780): локальный и редкий лугово-степной вид, вероятно, монофаг на хатьме тюренгенской; по современным сборам известен в Думиничском (? указание нуждается в проверке), Дзержинском, Козельском р-нах [Шмытова, 2001; Большаков и др., 2008].

Толстоголовка белопятнистая (альвеус) – Pyrgus alveus (Hübner, 1803): локальный и редкий луговой ксеромезофильный вид; по современным сборам известен в Козельском и Бабынинском р-нах [Шмытова, 2001; Кострикова, 2005].

Перламутровка эвномия – Clossiana eunomia sрer, 1799): очень локальный и нечастый лесо-луговой мезогигрофильный вид, характерный для заболоченных полян в старых смешанных лесах таежного типа; по современным сборам известен только в Козельском р-не (ст. Тупик) [Большаков, 1996].

Перламутровка эвфросина – Clossiana euphrosyne (Linnaeus, 1758): локальный лесо-луговой вид, наиболее характерный для старых боров-зеленомошников; по современным сборам известен в Износковском, Мосальском, Перемышльском, Козельском, Ульяновском р-нах [Большаков, 1996; Шмытова, 2001].

Перламутровка дафна (малинная) – Brenthis daphne ([Denis et Schiffermüller], 1775): локальный и редкий лесо-луговой вид, характерный для малонарушенных боров (особенно зеленомошников); по современным сборам известен в Дзержинском и (в большей степени) Козельском р-нах [Шмытова, 2001; Большаков и др., 2008].

Перламутровка лаодика (зеленоватая) – Argynnis laodice (Pallas, 1771): очень локальный и редкий лесо-луговой мезогигрофильный вид; по современным сборам известен только в Ульяновском р-не (д. Полошково) [Шмытова, 2001].

Краеглазка мэра – Lasiommata maera (Linnaeus, 1758): локальный лесо-луговой мезоксерофильный вид, наиболее характерный для песчаных боров; по современным сборам известен в Дзержинском, Перемышльском, Козельском р-нах [Шмытова, 2001; Большаков и др., 2008].

Чернушка лигея – Erebia ligea (Linnaeus, 1758): довольно локальный и нечастый лесо-луговой мезофильный вид, приуроченный к лесным массивам бореального типа; по современным сборам известен в Дзержинском, Перемышльском, Козельском р-нах [Шмытова, 2001; Большаков и др., 2008].

Чернушка эфиопка – Erebia aethiops (Esper, 1777): в разной степени локальный и местами (особенно на левобережье Оки) нечастый вид, характерный для песчаных боров с участием неморальных и лесостепных элементов; по современным сборам известен в Ферзиковском (Калужско-Алексинский каньон), Перемышльском, Козельском р-нах [Волкова, 1996; Шмытова, 2001; Большаков и др., 2008].

Малинница – Callophrys rubi (Linnaeus, 1758): очень локальный и местами нечастый лесо-луговой вид, характерный для боров-зеленомошников с черничниками, а также для остепненных участков с ракитником; по современным сборам известен в Дзержинском, Перемышльском, Козельском р-нах [Шмытова, 2001; Большаков и др., 2008].

Голубянка малая – Cupido minimus (Fuessly, 1775): очень или чрезвычайно локальный и местами (или временами) редкий лугово-степной вид, связанный преимущественно с астрагалом нутовым; по современным сборам известен в окрестностях Калуги, Тарусском, Ферзиковском, Козельском, Ульяновском р-нах [Волкова, 1996; Шмытова, 2001].

Голубянка орион – Scolitantides orion (Pallas, 1771): очень локальный и редкий лесо-луговой ксеромезофильный вид, обитающий по опушкам и полянам песчаных боров с обилием очитка большого; по современным сборам известен только в Козельском р-не (ст. Тупик) [Большаков, 1996].

Голубянка аргирогномон – Plebejus argyrognomon (Bergsträsser, 1779): очень локальный лугово-степной вид, монофаг на вязеле разноцветном; по современным сборам известен в Тарусском, Дзержинском, Бабынинском р-нах (Шмытова, 2001; Кострикова, 2005), остаются не обследованными некоторые внешне пригодные cтации по Оке и Угре, где кормовое растение имеется в достатке [Решетникова и др., 2005].

Голубянка эрос – Polyommatus eros (Ochsenheimer, 1808) ssp. orientalis Krzywicki, 1983 (boisduvalii auct. – статус уточнён по данным новейших молекулярных исследований): очень локальный и редкий лесо-лугово-степной вид, монофаг на ракитнике; по современным сборам известен только в Козельском р-не (ст. Тупик) [Большаков и др., 2008].

Голубянка коридон (серебристая) – Polyommatus coridon (Poda, 1761) (по данным новейших молекулярных исследований, должен быть в роде Lysandra): очень локальный лугово-степной вид, монофаг на вязеле разноцветном; по современным сборам известен в Ферзиковском и Бабынинском р-нах [Волкова, 1996; Кострикова, 2005], остаются не обследованными некоторые внешне пригодные cтации по Оке и Угре. Данный вид обычно симбиотопичен с голубянкой дафнис Р. daphnis ([Denis et Schiffermüller], 1775) и вместе с ним является наиболее заметным членом консорций вязеля разноцветного.

Необходимо существенно активизировать обследования территории области, в особенности, известных уникальных природных комплексов, на предмет нахождения ценопопуляций не только «краснокнижных» и вышеперечисленных, но и ряда очень локальных или редких видов, отмеченных по сборам до 1980 г. в работах М.И. Сироткина [1986] и Л.Н. Солнцева [2000]: пестрянка ангелики Zygaena angelicae Ochsenheimer, 1808, коконопряд осиноволистный Phyllodesma tremulifolia (Hübner, 1809), осенний шелкопряд одуванчиковый Lemonia taraxaci ([Denis et Schiffermüller], 1775), медведица матрона Pericallia matronula (Linnaeus, 1758), медведица мрачная Epatolmis luctifera ([Denis et Schiffermüller], 1775) (=caesarea (Goeze, 1781)), толстоголовка зубчатая Pyrgus serratulae (Rambur, 1839), шашечница аврелия Melitaea aurelia Nickerl, 1850, перламутровка северная Boloria aquilonaris (Stichel, 1907), червонец гелла Lycaena helle ([Denis et Schiffermüller], 1775), голубянка алкон Maculinea alcon ([Denis et Schiffermüller], 1775), голубянка арион Maculinea arion (Linnaeus, 1758), голубянка навситой Maculinea nausithous (Bergsträsser, 1779), а также некоторых пядениц и совок. Большинство этих видов известны в близлежащих районах Московской и (или) Тульской областей, а в случае подтверждения нахождения в Калужской области должны вноситься в очередное издание региональной КК.

Литература

Большаков Л.В. Угрожаемые и редкие виды дневных чешуекрылых (Lepidoptera, Rhopalocera) лесных экосистем Окско-Жиздринского водораздела (Козельский р-н Калужской обл.) // Биологическое разнообразие Калужской области. Проблемы и перспективы развития особо охраняемых природных территорий. Мат. Калужской науч.-практ. конф., апрель 1996 г. Ч. II. –Калуга, 1996. – С.132-142.

Большаков Л.В. Проблемы сохранения биоразнообразия насекомых Тульской области // Краевед. чтения, посв. 220-летию Тульской губ. Сб. тезисов докл. 18-19 дек. 1997 г. –Тула, 1997. – С.116-118.

Большаков Л.В. Булавоусые чешуекрылые Тульской области (Lepidoptera, Rhopalocera). Опыт дифференцированного хоролого-экологического и созобиологического анализа. –Тула, 1998. – 64 с.

Большаков Л.В. Принципы составления региональных охранных списков угрожаемых видов насекомых (на основании исследований в Тульской области и изучения опыта решения проблемы в соседних областях). –Тула, 1999. – 35 с.

Большаков Л.В. Разноусые чешуекрылые Тульской области (Lepidoptera: Sphingidae, Saturniidae, Endromidae, Lemoniidae, Lasiocampidae, Arctiidae). Региональный хоролого-экологический и созобиологический анализ (с привлечением данных по соседним областям). – Тула, 2000. –72 с.

Большаков Л.В. Булавоусые чешуекрылые (Lepidoptera: Rhopalocera) / Каталог видов насекомых Тульской области, нуждающихся в специальных режимах охраны. Вып.1. –Тула, 2001. –128 с.

Большаков Л.В. Новое в принципах составления региональных охранных списков беспозвоночных животных // Экология и безопасность. Всерос. науч.-тех. конф. Сб. мат. конф. –Тула, 2007. – С. 108-111.

Большаков Л.В. Рецензия на книгу. В.И.Щуров, А.С.Замотайлов. Опыт разработки регионального списка охраняемых видов насекомых на примере Краснодарского края и Республики Адыгея / Чтения памяти Н.А.Холодковского. Вып. 59. – СПб., 2006. – 216с. // Эверсманния. Энтомологические исследования в России и соседних регионах. Вып.13-14. –Тула, 2008а. – С. 87-102.

Большаков Л.В. Об использовании категорий и критериев МСОП для оценки региональных популяций насекомых // Вестник Тульского гос. ун-та. Сер. «Экология и безопасность жизнедеятельности». Вып. 1. – Тула, 2008б. – С. 224–232.

Большаков Л.В., Андреев С.А., Пискунов В.И. Дополнения и уточнения к фауне чешуекрылых (Insecta: Lepidoptera) Калужской области. 1 // Известия Калужского общества изучения природы местного края. Кн. 8–я. (Сб. науч. тр.). – Калуга, 2008. – С.140–186.

Волкова Л.Б. Насекомые как индикаторы сохранности лугово-степных и лесных сообществ Калужско-Алексинского каньона Оки // Биологическое разнообразие Калужской области. Проблемы и перспективы развития особо охраняемых природных территорий. Мат. Калужской науч.-практ. конф., апрель 1996 г. Ч. II. – Калуга, 1996. – С.92-100.

Кострикова М.Ю. Фауна чешуекрылых (Insecta, Lepidoptera) Воротынского участка национального парка «Угра» // Вопросы археологии, истории, культуры и природы Верхнего Поочья. Мат. ХI Всеросс. науч. конф. 5-7 апреля 2005 г. –Калуга, 2005. –С. 346-347.

Красные книги и охрана насекомых. Тематическая подборка публикаций 2001–2007 г.г./ Под ред. Лимана Ю.Б. – Ростов-на-Дону, 2007. –184 с.

Решетникова Н.М., Скворцов А.К., Майоров С.Р., Воронкина Н.В. Сосудистые растения национального парка «Угра» (Аннотированный список видов) / Флора и фауна национальных парков. Вып. 6. –М., 2005. –144 с.

Сироткин М.И. Список чешуекрылых (Macrolepidoptera) Московской и Калужской областей // Энтомол. обозрение. 1986, Т.65, вып.2. – С.318-358.

Солнцев Л.Н. Чешуекрылые (Macrolepidoptera) Московской и Калужской областей. II-е дополнение (за 1982 - 1999 гг. включительно) –М., 2000. –19 с. – [Деп. в ВИНИТИ, N 1460-ВОО].

Шмытова И.В. Чешуекрылые (Insecta, Lepidoptera) Калужской области. Аннотированный список видов // Известия Калужского общества изучения природы местного края. Кн. 4-я (Сб. науч. тр.). – Калуга, 2001. – С.60-172.

Шмытова И.В. Отряд Чешуекрылые – Lepidoptera // Красная книга Калужской области. –Калуга, 2006. – С. 307-427.

Щуров В.И., Замотайлов А.С. Опыт разработки регионального списка охраняемых видов насекомых на примере Краснодарского края и Республики Адыгея / Чтения памяти Н.А.Холодковского. Вып. 59. – СПб., 2006. – 216 с.

Solntsev L.N. Revue de la faune des Zygaenidae (Lepidoptera) des régions centrales de la partie europeénne de la Russie// Actias. Russian J. Sci. Lepidopterology. 1995, Vol. 2 (1-2). – P.79-88.




Suggestions of changes to Lepidoptera species list in the Red Data book of Kaluga province.

L.V. Bolshakov

Abstract: Shortcomings of present scientific approach towards coverage of invertebrates in regional Red Data books are discussed. 24 local and rare species of Lepidoptera are proposed for inclusion in the next edition of the Red Data book of Kaluga province, 5 either widespread, migrant or misidentified species are proposed for exclusion. Additional research is proposed for assessing the appropriateness of inclusion of certain species.





Скачать.rar



Сайт создан при поддержке РОССИЙСКОГО ГУМАНИТАРНОГО НАУЧНОГО ФОНДА проект № 09-06-59610 а/Ц "Создание экологического Интернет-портала, как регионального компонента экологического образования"; № 10-06-59629 а/Ц"Создание региональной экологической Интернет-библиотеки"


© Авторы статей