0
Экологический клуб
 
"STENUS"
 
 
 
Калужский краеведческий Интернет-портал


 
Низовцев В.А.   Особенности структуры и генезиса культурных ландшафтов Центральной России   / /   Вопросы археологии, истории, культуры и природы Верхнего Поочья: Материалы XI Всероссийской научной конференции 5-7 апреля 2005 г.     Калуга:   Издательство «Полиграф-Информ»   -   2005 C. 281-285.


ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ И ГЕНЕЗИСА

КУЛЬТУРНЫХ ЛАНДШАФТОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ РОССИИ

Низовцев В.А., к.г.н.

МГУ им. М.В.Ломоносова, географический факультет


Работа выполнена при финансовой поддержке грантов
РФФИ - проект № 05-05-64896
Университеты России – проект № УР.08.02.589/05

Многолетние исследования по формированию антропогенных и культурных ландшафтов, изучению антропогенной динамики и эволюции ландшафтов в Центральной России позволяют сделать определенные выводы по диагностике разных типов антропогенно измененных ландшафтов, по истории их формирования. По степени антропогенного воздействия и изменений структуры ландшафтов можно выделить следующий ряд антропогенно измененных ландшафтов (ПТК). Если антропогенные изменения в ландшафтах не выходят за рамки инварианта ландшафтной структуры и предоставлены саморазвитию и самовосстановлению, т.е. сукцессионно восстановимые, то это будут антропогенные модификации природных ландшафтов (ПАМЛ). По своей структуре – это компонентные системы. Если антропогенные изменения (целенаправленные и непреднамеренные) приводят к трансформации структур, перехода от одной инвариантной структуры к другой, то формируются антропогенные производные ландшафты природно-антропогенные (ПАЛ). Это также компонентные системы, которые также предоставлены саморазвитию. В таких ландшафтах по В.А. Николаеву (2004) появляется искусственный компонент – техновещество (артефакты, культурные слои и т.п.). Собственно антропогенными (АЛ) становятся такие ландшафты, в которых антропогенные изменения (целенаправленные и непреднамеренные) приводят к полной трансформации структур, переходу от одной инвариантной структуры к другой. В отличие от предыдущих они имеют блоковую структуру, а составными подсистемами являются природный, социально-хозяйственный и управления (информационный). Без антропогенного управления они существовать не могут. Схема структуры таких ландшафтов подробно представлена в работе В.А.Николаева (1987). При прекращении управления АЛ переходят в природно-антропогенные ландшафты, т.к. разрушаются связи между подсистемами.

В настоящее время сложилось два подхода к пониманию культурного ландшафта: ландшафтоцентрический и культуроцентрический. В основе первого, традиционного, разработанного трудами Ю.Г. Саушкина, Ф.Н. Милькова, А.Г. Исаченко, В.С. Преображенского, В.С. Жекулина, В.А. Николаева и др. лежит представление о культурном ландшафте, как о целенаправленно созданном антропогенном (природно-антропогенном), с целесообразными для человека свойствами и структурой. При культуроцентрическом подходе культурный ландшафт – это, в первую очередь, продукт деятельности культуры (Ю.А. Веденин, В.Н. Калуцков, В.Л. Каганский, Р.Ф. Туровский и др.).

Понятие культурный ландшафт нами рассматривается с позиции классического ландшафтоведения в рамках ландшафтоцентрического подхода. Под культурным ландшафтом (КЛ) понимается целенаправленно созданный сотворчеством этноса и природы антропогенный ландшафт, обладающий высокоорганизованной территорией и оптимальным природопользованием. Это – целостное антропогеннно-природное образование, отражающее специфику («культуру») природопользования и духовной жизни этноса в конкретных ландшафтных условиях. Можно сказать КЛ это в определенной степени оптимизированный для конкретного исторического среза времени антропогенный ландшафт, т. е. его разновидность. Многие КЛ можно отнести к категории реликтовых ландшафтов, основная «историческая» жизнь которых оказалась в далеком прошлом. Некоторые, как, например, сохранившиеся культурные ландшафты исторических центров древних городов переходят в новое качество. В целом КЛ – это результат длительного взаимодействия человека и ландшафта, происходившего в ходе когерентного развития, и содержит в своей структуре гетерогенные элементы, унаследованные от различных циклов жизнедеятельности человека в ландшафте.

Культурные ландшафты – это ландшафтные системы блокового типа, в которых конфигурацию, расположение в пространстве «определяет» природная составляющая. Природный блок составляют все основные компоненты, в той или иной степени преобразованные деятельностью человека. В социально-хозяйственный блок входят: хозяйство, духовную культуру, этническое сообщество, поселенческую структуру, коммуникации. Важнейшее условие существование и функционирования КЛ антропогенное управление. В КЛ практически утрачена саморегуляция и способность к самовосстановлению, т.к. разрушен основной механизм биогеохимический круговорот вещества и энергии (Николаев, 2000). Поэтому важной составляющей частью КЛ является блок управления, который включает: управление и мониторинг. Генезис, размеры и характер функционирования культурных ландшафтов «определяет» социально-хозяйственный блок, включающий хозяйственную и духовную деятельность человека. Те культурные ландшафты, которые в результате утраты антропогенного управления и разрушения блоковой структуры переходят в природно-антропогенные ландшафты, можно назвать посткультурными ландшафтами. Наряду с антропогенно трансформированными природными компонентами и элементами морфологической структуры включают артефакты, социофакты, ментифакты (по Ю.А. Веденину, 1997). Они могут служить своего рода своеобразной «биографической летописью» жизнедеятельности населения в определенных ландшафтных условиях в конкретное историческое время, свидетельством материальной и духовной культуры создававшего его социума. Целый ряд таких комплексов в настоящее время можно отнести к категории ассоциативных, т.к. материальные элементы в них или отсутствуют либо малосущественны, а историко-культурные ассоциации заключены в природных элементах, которые и являются собственно их носителями. Например, погребенные старопахотные почвы, культурные слои, насыщенность ряда ПТК определенного типа артефактами. Такими носителями могут быть и топонимы, отражающие специфическое природопользование, духовную жизнь в конкретном ландшафтном комплексе.

Характерной чертой большинства многих КЛ является экотонное положение, большое разнообразие и контрастность природных условий. Поэтому, не случайно, они отличаются богатством природно-ресурсного потенциала и возможностей духовного и хозяйственного освоения таких территорий. Разнообразие природных условий обеспечивает и их необычайную эстетическую привлекатель­ность. Восприятие КЛ удовлетворяет самым высоким эстетическим требованиям. Таким образом, как отмечает В.Н. Николаев (2004) «главные особенности культурного ландшафта с геоэкологической позиции выражаются в следующем: а) гармонизация природной, социальной и производственной подсистем; б) оптимальное и устойчивое функционирование; в) минимизация деструктивных процессов; г) здоровая среда обитания; д) наличие постоянного мониторинга; е) антропогенная регуляция, охрана и уход; ж) высокое художественное достоинство пейзажного облика».

Ландшафтные условия территории способствовали ее специфическому хозяйственному освоению. Существовавшее длительное время адаптивное хозяйство способствовало формированию и сохранению территориальной структуры землепользования, в которой оптимально сочетались природные особенности территории и хозяйственные потребности населения. Длительная история взаимодействия человека и природы, складывавшиеся веками формы ведения и территориальная структура хозяйства, обусловили целостность объектов в КЛ, в настоящее время представляющих собой памятники духовной и материальной культуры, и их природного окружения. Именно органичное сочетание природного и антропогенного, эстетической привлекательности и хозяйственной целесообразности создало в сово­купности культурно-исторический образ национального ландшафта, сформированного культурой многих поколений. Соответствие этому (во многом субъективному) образу является главной особенностью культурных ландшафтов, подчеркивая их уникальность и ценность.

Главным структурным элементом культурного ландшафта, его элементарной ячейкой являются культурные ландшафтные комплексы (КЛК) формирующийся под влиянием природно-материальных факторов. Его природная основа – ПТК локальной размерности, в котором проводится то или иное землепользование и в который «вписан» материальный объект – свидетельство определенной хозяйственной или духовной деятельности. Иерархический уровень природной основы КЛК соответствует рангу – подурочище и урочище (их можно назвать культурными урочищами), т.к. именно на этом уровне отмечается наиболее тесная корреляция хозяйственных угодий и ПТК. Многие современные КЛК – это сохранившиеся природно-хозяйственные системы определенных исторических периодов антропогенной эволюции ландшафтов. Под культурно-ландшафтным районом (КЛР) понимается совокупность культурных ландшафтов на определенной территории, характеризующейся определенными закономерностями хозяйственной и культурной деятельности, с однотипными системами расселения и закономерными сменами природопользования. Природный фактор также является одним из решающих в формировании культурно-ландшафтных районов. Пример – культурно-ландшафтный район бассейна Средней Протвы с древнерусскими поселениями (Боровск, Бенницы, Вышгород, Борисов, Верея и др.).

Можно выделить три иерархических уровня и посткультурных ландшафтов. Ландшафтно-исторический комплекс (ЛИК) – основной структурный элемент культурно-исторического ландшафта, его элементарная ячейка, формирующаяся под влиянием природно-материальных факторов. Они как бы фиксируют территориальную структуру хозяйственной деятельности в определенные хроносрезы. Наличие в ЛИК разного типа артефактов, погребенных старопахотных почв, культурных слоев, или даже топонимов дает возможность восстановления картины жизнедеятельности поселенцев в определенные исторические этапы, а также реконструировать антропогенные изменения в ПТК, сопутствующие разным видам природопользования. Культурно-исторический ландшафт (КИЛ) – целостное историко-культурное и природное образование, отражающее историю природопользования и духовного развития местного (этнического) сообщества конкретной территории с определенными однородными природными свойствами. Большинство КИЛ-ов относится к категории реликтовых ландшафтов, закончивших свое эволюционное развитие. Многие такие ландшафты в настоящее время находится в определенной стадии музеефикации, например, культурно-исторический ландшафт Пафнутьев-Боровского монастыря в окрестностях г. Боровска. Культурно-исторический район (КИР) – совокупность культурно-исторических ландшафтов на определенной территории, отражающая закономерности исторического ее развития. Примером может служить культурно-исторический район «Порубежное Западное Подмосковье», основу которого составляют культурно-исторические ландшафты древнерусских порубежных городов-крепостей (Тушков городок, Можайск, Верея, Борисов, Вышгород, Лужеск), приуроченных к флексуре коренного фундамента карбоновых известняков, являющейся и важной ландшафтной границей.

Первые антропогенные ландшафтные комплексы в Центральной России стали возникать с переходом присваивающего типа ведения хозяйства в производящий (Низовцев, 1990). Такой переход (неолитическая революция) осуществился лишь в бронзовом веке. Именно в этот период земля стала превращаться в средство труда. В мезонеолитический этап формировались только лишь антропогенные модификации природных ландшафтов, а в бронзовый век антропогенно-производные и даже антропогенные ландшафтные комплексы. Формирование первых КЛ обусловлено развитием постоянных поселений и сельскохозяйственного производства. Поэтому можно считать, что собственно культурные ландшафты начали формироваться только в железном веке с формированием постоянной, длительно существовавшей, поселенческой и сельскохозяйственной структурой. Примером может служить поселение железного века Маломахово на Исме, имевшего не только систему оборонительных сооружений. Но и, по-видимому, устойчивую структуру землепользования. В ряде районов (территория окрестностей Сатинского учебного полигона) сложившаяся структура землепользования была настолько устойчивой (просуществовала около тысячи лет) и, по-видимому, оптимальной для того времени, что можно говорить и о формировании культурных ландшафтных комплексов. В настоящее время свидетелями их являются хорошо многочисленные сохранившиеся ландшафтно-исторические комплексы по рр. Протве и Исме в Боровском районе. В железном веке в Центральной России сложились два основных вида культурных ландшафтных комплексов. Во-первых, это небольшие по площади селитебные КЛК: селища и городища с прилегающими постоянными миниатюрными пахотными участками (пахотные агрогеосистемы на уровне фаций и подурочищ), расположенные на мысах и стрелках между берегами рек и впадающими в них балками. Во-вторых, пастбищные КЛК (на уровне подурочищ и урочищ), занимающие пойменные и долинно-балочные ПТК (пастбищные пойменные лугово-лесные). Тогда же сформировались и самые обширные по площади своеобразные природно-антропогенные ландшафтные комплексы с ведением подсечно-огневого земледелия.

Следующий важный этап формирования КЛ связан со славянской колонизацией региона и развитием пашенного земледелия у славянских поселенцев (X-XII вв.). В густо заселенных землях в районах полевого пашенного земледелия возникают, как их центры, формируются и первые КЛ городов: Москва, Можайск, Серпухов, Дмитров, Волоколамск, Звенигород, Руза и др. В ландшафтном плане практически все древнерусские города занимают экотонное положение по границам (или рядом с ними) как минимум двух, а чаще трех и более ландшафтов. Такое ландшафтное положение характерно и для большинства древних калужских городов: самой Калуги, Боровска, Малоярославца и др. Распространение пашенного земледелия привело к локализации постоянных очагов более глубокого воздействия на ландшафтые комплексы. Раскопки древнерусских курганных могильников, расположенных на придолинных склонах, показали, что курганы насыпались на заброшенной пашне со старопахотными (окультуренными) и частично смытыми почвами. Формируются постоянные (длительно существовавшие) пахотные поля вокруг поселений, которые и можно считать пахотными культурными ландшафтными комплексами того времени. Позднее формирование КЛ связано с внутренней колонизацией региона, широким распространением трехпольного земледелия и формированием поселенческой структуры на междуречьях. В это время возникают и специфические земледельческие КЛК того времени: «репищи», «конопляники», огороды– «капустники», сады и др., распространенными природно-антропогенными комплексами становятся «пашенные леса». Многие пахотные участки подвергались окультуриванию, например, после прекращения посевов нередко проводилась чистка и устраивались сенокосы и пастбища. Таким образом, сохранялось или повышалось плодородие почв. Можно говорить о формировании разнообразных сенокосных и пастбищных КЛК (пойменных, низинных, лесных и др.).

Во многих районах Центральной России в XIV-XVI вв., в частности в Боровском районе была заложена основа современной поселенческой структуры и структуры землепользования. Именно в это время территория активно осваивается силами монастырей, и формируются уникальные монастырские КЛ, как, например, Пафнутьев-Боровского монастыря. В сельском хозяйстве с распространением перелога и паровой системы землепользования с трехпольным севооборотом закрепляются крупные массивы пашенных КЛК. Возникают и поддерживаются КЛК искусственных суходольных лугов. В ряде районов количество населенных пунктов стало максимальным за всю историю региона. На каждое село в конце XV в. уже приходится до 20 и более деревень. Достигается предел аграрной освоенности в сложившейся поселенческой структуре. На междуречных пространствах вокруг сел начинают устраиваться пруды-копани и запрудные пруды – новые виды КЛК. Можно считать, что уже к концу XVI в. в Центральной России антропогенные и культурные ландшафтные комплексы получили максимальное распространение для эпохи средневековья и стали основой их дальнейшего повсеместного распространения.


Литература

Веденин Ю.А. Очерки по географии искусства. СПб, 1997.

Низовцев В.А. История хозяйственного освоения ландшафтов юго-западного Подмосковья (домонгольский период) // Ландшафты Московской области и Подмосковья, их использование и охрана. М.: 1990.

Николаев В.А. Ландшафтоведение. М., 2000.

Николаев В.А. Геоэкологическая концепция культурного ландшафта (в свете проблем перехода к устойчивому развитию). // Функционирование и современное состояние ландшафтов. М.: Городец, 2004.



Скачать.rar



Сайт создан при поддержке РОССИЙСКОГО ГУМАНИТАРНОГО НАУЧНОГО ФОНДА проект № 09-06-59610 а/Ц "Создание экологического Интернет-портала, как регионального компонента экологического образования"; № 10-06-59629 а/Ц"Создание региональной экологической Интернет-библиотеки"


© Авторы статей