0
Экологический клуб
 
"STENUS"
 
 
 
Калужский краеведческий Интернет-портал


 
Ермакова И.М., Сугоркина Н.С.   Флора и растительность Залидовских лугов реки Угры в Калужской области   / /   Вопросы археологии, истории, культуры и природы Верхнего Поочья: Материалы XII Всероссийской научной конференции. Калуга,3-5 апреля 2007 г.     Калуга:   Издательство «Полиграф-Информ»   -   2008 C. 404-407.




ФЛОРА И РАСТИТЕЛЬНОСТЬ ЗАЛИДОВСКИХ ЛУГОВ РЕКИ УГРЫ
В КАЛУЖСКОЙ ОБЛАСТИ1

И.М. Ермакова, к.б.н.,

Н.С. Сугоркина, к.б.н.

Московский педагогический государственный университет


Объектом изучения являются Залидовские луга, расположенные на правом берегу реки Угры, притока реки Оки, являющиеся частью лугов Дворцовского расширения поймы, в Дзержинском районе Калужской области. Луга эти представляют ценность как один из немногих крупных природных массивов пойменных лугов центральной России. Залидовские луга были выбраны как место проведения мониторинга в 1965 году. В 1997 году луга вошли в состав национального парка "Угра". Мониторинг состояния лугового массива проводится с целью оценки динамики растительности, сохранения биоразнообразия и изучения устойчивости популяций и луговых ценозов к климатическим и антропогенным воздействиям.

В статье речь идет о составе, таксономической структуре флоры, разнообразии и динамике некоторых типов растительности на основе данных мониторинга по 2004 г. Флора и растительность лугов охарактеризованы по данным геоботанических описаний, проводимых с 1965 г. по настоящее время на временных и постоянных участках в прирусловой и центральной частях поймы реки Угры (200 га) на территории СПК “Правда” и прилегающей к ней полосе лугов СПК “Редькино”. В состав списка флоры не вошли виды, встречающиеся в прирусловом лесу, по берегу реки, в зарастающем озере “Долгое” и по его берегам, а также виды, произрастающие в длительнозаливаемых межгривных понижениях, заросших деревьями и кустарниками.

Разнообразие растительности лугов на правом и левом берегах р. Угры вдоль петли Дворцовского расширения поймы выявлено в ходе проведенного в 1965 – 1966 гг. геоботанического картирования. Для всего массива описано 27 типов растительности (Ермакова, Сугоркина, 2004). На площади лугов, где проводят мониторинг авторы, включающей прирусловую и центральную части поймы, от правого берега реки Угры до озера Долгое, описаны 12 типов растительности. Самыми распространенными типами растительности в начале наблюдения были полидоминантные овсяничные разнотравно-злаковые луга, сильно засоренные свербигой восточной, входящие

в красноовсяничниковую формацию, переходные от настоящих мезофитных к остепненным лугам на лугах высокого уровня (тип 25), и луговоовсяничники, засоренные свербигой, на лугах среднего уровня, относящиеся к настоящим мезофитным лугам (тип 23). Межгривные понижения в центральной пойме занимали канареечные (тип 10) и белополевичные (тип 11) болотистые луга, влажные кровохлебковые и злаково-разнотравные кровохлебковые луга в неглубоких логах и приозерных понижениях (тип 12), входящие в комплекс с типом 23; ближе к прирусловой пойме лога занимали пырейно-лисохвостные группировки (тип 13). В прирусловой пойме самыми распространенными были слабо остепненные переходные полидоминантные луга мятликовой формации (тип 6) высокого уровня и сорномелкотравные выгоны, относящиеся к овсяничниковой формации (тип 3). Часть прирусловья занимали искусственные ценозы — старые посевы тимофеевки луговой с клевером красным на месте огородов (40 тип).

Состав флоры, исследованного массива лугов, представлен списком из 184 видов растений из 33 семейств и 115 родов, что говорит о богатом флористическом разнообразии сообществ. Ценозы имеют большую видовую насыщенность, на 100 мІ встречается в среднем 30 — 40 видов растений. В таксономической структуре флоры большую часть составляют роды, представленные во флоре одним видов (74,8%), одним видом представлены более 1/3 семейств. Максимальное число видов насчитывают семейства сложноцветных (27 видов), злаковых (21 вид) и зонтичных (19 видов). Значительно меньшее число видов имеют семейства бобовых (13), розоцветных (12), крестоцветных (11), лютиковых (11), норичниковых (11) и гвоздичных (10). Анализ состава флоры по жизненным формам показал, что наибольшее число видов содержат группы длиннокорневищных (32 вида), стержнекорневых (31 вид), короткокорневищных (28 видов), малолетников (28 видов) и наземно-ползучих (18 видов). Эти группы составляют 83,5% от общего числа видов, доля участия растений перечисленных жизненных форм в порядке упоминания составила: 17,4%; 16,8%; 15,2%; 15,2%; 9,8%.

Динамика растительности проанализирована на примере 3-х участков лугов, относимых к разным типам растительности (участок V – тип 25 и смежный участок подстожья 3 – тип 23 расположены в центральной части поймы; участок III – тип 6 расположен в прирусловой части поймы). Участок III до 2001 г. использовался как сенокосно-пастбищное угодье. Два других участка до 1980 г. были сенокосами, после сенокосно-пастбищными угодьями. С 2002 г. все участки используют как сенокосные угодья.

Участок V расположен на вершине гривы высокого уровня, является частью поли- и сменодоминантных лугов с доминированием 2-х – 8-ми видов (табл. 1, 2). Наиболее частыми доминантами из злаков были мятлик узколистный (Poa angustifolia L.) и овсяница луговая (Festuca pratensis Huds.); из разнотравья – свербига восточная (Bunias orientalis L.), одуванчик лекарственный (Taraxacum officinale Wigg.) и герань луговая (Geranium pratense L.).

За период с 1980 по 2004 гг. происходили изменения в составе доминантов: Festuca pratensis была постоянным доминантом в первые 15 лет наблюдения, а Poa angustifolia – во вторую половину срока мониторинга и к нему время от времени присоединялся костер безостый (Bromopsis inermis (Leyss.) Holub). Taraxacum officinale и Geranium pretense с 1991 по 1998 гг. почти ежегодно были доминантами, а в начале и в конце наблюдений входили в состав доминантов эпизодически. Число видов на 100 мІ в годы мониторинга изменялось флюктуационно в пределах от 36 до 48. Число жизненных форм колебалось от 9 до 11. Наибольшее число видов насчитывали группы длиннокорневищных (23,8% видов) и стержнекорневых растений (19,7%). Меньше было короткокорневищных (15,7%), корневищно-рыхлокустовых (8,8%), наземно-ползучих (8,3%) и рыхлокустовых (7,6%). Постоянно присутствовали 1 – 2 вида растений полупаразитов (мытник Кауфмана – Pedicularis kaufmannii Pingz. и погремок малый – Rhinanthus minor L.), 1 – 2 вида малолетников и почти не было облигатно-корнеотпрысковых растений.

Таблица 1

Изменение параметров состава и структуры травостоя модельных участков


Параметры*

участок III

участок V

Смежный участок 3

Годы начала мониторинга

1965

1980

1987

Число видов*

30 – 52

36 – 48

28 – 51

Среднее число видов

39,9 ± 1,0

40,78 ± 4,42

37,17 ± 1,15

Число доминантов*

1 – 9

2 – 8

2 – 8

Среднее число доминантов

4,67 ± 0,34

4,3 ± 0,32

4,08 ± 0,28

Число жизненных форм*

9 – 11

9 – 11

8 – 11

Среднее число жизненных форм

9,7 ± 0,2

10,09 ± 0,99

9,17 ± 0,55

*Многолетний диапазон изменения параметра.



Участок луга, смежный подстожью 3, (тип 23) изучаемый с 1987 г., расположен на вершине гривы среднего уровня и является частью поли- и сменодоминантного сообщества, за годы наблюдений на нем зафиксировано 1 – 8 видов доминантов (табл. 1, 2). Наиболее частыми доминантами из семейства злаков были Poa angustifolia, Festuca pratensis, лисохвост луговой (Alopecurus pratensis L.), тимофеевка луговая (Phleum pratense L.); из разнотравья – Bunias orientalis, Geranium pretense. Последний вид выступал в роли доминанта, в основном, в 1992 – 2003 гг., лисохвост луговой не был доминантом последние 4 года. Число видов на 100 мІ в годы мониторинга изменялось флюктуационно от 28 до 46. Число жизненных форм колебалось от 6 до 11. Наибольшее число видов насчитывали группы длиннокорневищных (27,8%), стержнекорневых(19,3%) и короткокорневищных (14,8%) растений. Значительно меньше видов было в группах корневищно-рыхлокустовых (9,8%), рыхлокустовых (8%), наземно-ползучих (7,6%). Постоянно присутствовали 1 –3 вида малолетников (3,9%) и иногда 1 – 2 вида растений полупаразитов. Среди доминантов по среднегодовому суммарному проективному покрытию лидировали стержнекорневые растения (21%), на втором месте были короткокорневищные (12%), на третьем месте –корневищно-рыхлокустовые (8,6%). Наибольшее проективное покрытие среди стержнекорневых приходилось на свербигу восточную, среди короткокорневищных на герань луговую и на чертополох курчавый – среди малолетников.

Таблица 2

Встречаемость доминантов (%) в геоботанических описаниях с начала наблюдения до 2004 г.


№ пп

Вид

участок III

участок V

Смежный участок 3

1

Alopecurus pratensis


4,35

33,33

2

Anthriscus sylvestris



4,17

3

Bromopsis inermis


26,09

29,17

4

Bunias orientalis

15,15

86,96

87,5

5

Carum carvi

6,06



6

Dactylis glomerata

18,18

13,04

20,83

7

Equisetum arvense

3,03



8

Festuca pratensis

84,85

52,17

37,5

9

Festuca rubra

36,36

8,70

8,33

10

Galium mollugo

18,18

4,35


11

Galium verum


8,70

8,33

12

Geranium pratense


52,17

58,33


Участок III, как и участок V, расположен на гриве высокого уровня, но только в прирусловой пойме, растительность его изучается с 1965 г. (Ермакова, Сугоркина, 2000, 2003). Наблюдаемые в начале мониторинга луговоовсяничники с 1972 г. сменились поли-и сменодоминантными разнотравно-злаковыми, злаково-разнотравными и иногда бобово-злаково-разнотравными лугами. На этом участке за годы мониторинга было от 1 до 9 доминантов (табл. 1, 2). Чаще всего доминировали из злаков: Festuca pratensis, Poa angustifolia, овсяница красная (Festuca rubra L.), Phleum pratense, ежа сборная (Dactylis glomerata L.); из разнотравья: Taraxacum officinale (84,8%), Rhinanthus minor (30,3%), борщевик сибирский (Heracleum sibiricum L.), подмаренник мягкий (Galium mollugo L.); из бобовых: горошек мышиный (Vicia cracca L.) и клевер луговой (Trifolium pratense L.).

Видовая насыщенность травостоя участка III в ходе мониторинга изменялась флюктуационно, от 30 до 52. Число жизненных форм колебалось от 9 до 11. Наибольшее число видов в среднем в ходе многолетних наблюдений насчитывали группы стержнекорневых (9,4 вида, что составляет 23,5% от всех видов) и длиннокорневищных растений (8,7 вида – 21,9%). Значительно меньше было короткокорневищных видов растений (14,8%), наземно-ползучих (9,6%), корневищно-рыхлокустовых (8,7%), рыхлокустовых (7,6%), малолетников (6,9%) и кистекорневых (6,7%). Меньше всего было облигатно-корнеотпрысковых (1%) и луковичных (0,08%).

Таким образом, на трех модельных участках Залидовских лугов, принадлежащих к разным типам растительности, за годы мониторинга наблюдалось колебание числа видов, состава доминирующих видов и групп жизненных форм; однонаправленных изменений параметров не отмечено, что говорит об устойчивом состоянии ценозов данных типов. Наибольшее среднее число видов было на участке V, наименьшая видовая насыщенность отмечена на смежном участке подстожья 3. Общими наиболее часто доминирующими видами на сравниваемых участках были мятлик узколистный и овсяница луговая. В центральной пойме к ним присоединились свербига восточная и герань луговая. Многолетний мониторинг показал тенденцию сближения растительности разных типов, описанных в начале наблюдения, по составу доминирующих видов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Воронкина Н.В., Ермакова И.М., Сугоркина Н.С., Петросян В.Г., Седых И.Б., Романова Р.А. Математическое моделирование динамики биоразнообразия пойменных лугов реки Угры в Калужской области с применением информационной технологиии // Труды регионального конкурса научных проектов в области естественных наук. Калуга, 2003. Вып. 5. С. 265 – 282.

2. Ермакова И.М., Сугоркина Н.С. Мониторинг луговой растительности в пойме реки Угры // Ботанический журнал, 2000. Т. 85, № 12. С. 50 – 59.

3. Ермакова И.М., Сугоркина Н.С. Мониторинг луговых экосистем и принципы их устойчивости // Принципы и способы сохранения биоразнообразия. Йошкар-Ола, 2004. С. 11 – 13.


1 Работа выполнена при поддержке гранта Президента РФ №НШ – 2125.2003.4; РФФИ и администрации Калужской области, проекты № 01 – 04 – 96006, 03 – 04 – 96314, 06 – 04 – 96302.




Скачать.rar



Сайт создан при поддержке РОССИЙСКОГО ГУМАНИТАРНОГО НАУЧНОГО ФОНДА проект № 09-06-59610 а/Ц "Создание экологического Интернет-портала, как регионального компонента экологического образования"; № 10-06-59629 а/Ц"Создание региональной экологической Интернет-библиотеки"


© Авторы статей