0
Экологический клуб
 
"STENUS"
 
 
 
Калужский краеведческий Интернет-портал


 
Котуранов Л.A.   Различие концептуальных подходов в информационной экологии   / /   Вопросы археологии, истории, культуры и природы Верхнего Поочья: Материалы XII Всероссийской научной конференции. Калуга,3-5 апреля 2007 г.     Калуга:   Издательство «Полиграф-Информ»   -   2008 C. 368-371.


Различие концептуальных подходов в информационной экологии.

Котуранов Леонид Алексеевич,

учитель МОУ Корекозевская средняя общеобразовательная школа муниципального района «Перемышльский район» Калужской области,

ст. преподаватель кафедры социальной педагогики и организации работы с молодежью ИСО КГПУ им. К.Э. Циолковского.


Гуманисты исходят из предположения,
что культура и природа – это два
совершенно разных явления,
противоположных друг другу. Но в
информационной парадигме подобное
разделение выглядит устаревшим.
Культура – это новая версия природы:
Природа 2.0

А. Бард, Я. Зодерквист.
«
Netoкратия. Новая правящая элита и
жизнь после капитализма»

Каждые семь лет удваивается сумма человеческих знаний, каждые полтора - два года – мощность компьютерных процессоров. За последние 25 лет процессоры стали быстрее в три тысячи раз, оперативная память подешевела в 30 тысяч раз, а жесткие диски – в 3,6 миллионов раз [1]. Человечество все дальше и все быстрее входит в информационную эпоху своего развития. И вполне закономерно, что во второй половине 90-х годов ХХ века в разных городах нашей страны (Москве, Санкт-Петербурге, Тюмени, Краснодаре, Кемерове, Калуге) специалисты самых различных отраслей знания (от кибернетиков до врачей-психиаторов) параллельно и независимо друг от друга пришли к мысли о необходимости выделения нового научного направления – информационной экологии. Эта независимость и практическая одновременность возникновения схожих идей подтверждают объективность и закономерность процесса рождения и права на дальнейшее существование новой науки.

Как известно смена исторических эпох (парадигм) неизбежно сопровождается коренным изменением традиционно сложившейся системы понятий во всех без исключения сферах деятельности человека. И тот, кто не успевает своевременно этого сделать, оказывается на обочине процесса исторического развития, превращаясь в маргинала.

При этом требуются именно качественные, а не количественные изменения. Мало просто добавить вновь открывшиеся факты к уже известным, необходимо перестроить саму систему представлений, само мировосприятие и миропонимание. Процесс перестройки оказывается крайне болезненным для личности, но чем быстрее сумеешь это сделать, тем лучше сможешь адаптироваться к изменяющимся обстоятельствам. Мир в информационную эпоху становится чрезвычайно динамичным: в политике, экономике, науке и технике скорость изменений всё нарастает, стабильность остается в прошлом. Статическое равновесие становится недоступным для современного общества, возможным оказывается лишь динамическое. Поэтому, если в индустриальном обществе главной характерной ценностью было потребление товаров, то в информационном такой ценностью становится время.

Главной отличительной чертой информационной эпохи является приоритетность информации по сравнению с иными ресурсами социального развития, а человечество привыкло к приоритетности материально-энергетических ресурсов во всевозможных оценках и прогнозах, и наше сознание противится произошедшей смене приоритетов.

Чего же можно ожидать в данном контексте от информационной экологии? Она ещё настолько молода, что ученые пока не сумели прийти к общему мнению даже в вопросе, что является предметом изучения этого научного направления - на сегодняшний день существуют два основных подхода. Сторонники первого – авторы монографии «Информационная экология» [2], ученые из Всероссийского института научной и технической информации РАН, считают, что это процесс взаимодействия человека (как субъекта) и информационной среды. А проф. В. А. Шапцев, директор Института информационных технологий г. Тюмень, использует значительно более широкий подход и определяет информационную экологию как научное направление занимающееся изучением информационного компонента взаимодействия биологических систем между собой и с окружающей средой[3]. Соответственно в информационной экологии выделяется ряд разделов:

  • информационная экология человека;

  • информационная экология социума;

  • информационная экология флоры;

  • информационная экология фауны;

  • информационная экология недр;

И этот перечень далеко не полон, его можно продолжать.

Такая неопределенность в подходах вполне объяснима, так как и с базовым понятием «информация» та же проблема. По мнению одного из крупнейших отечественных специалистов в этой области А. Урсула[4], сегодня невозможно дать одного полного определения информации, поскольку неопределенность интерпретации информации есть следствие того, что понятие это бурно развивается. Можно выделить два противостоящих друг другу подхода:

  • «атрибутивная концепция» - информация считается неотъемлемым атрибутом материи;

  • «функционально-кибернетическая концепция» - информация рассматривается как неотъемлемый элемент, функция самоуправляемых (технических, биологических, социальных) систем;

Соответственно существует множество определений информации – от общепринятого «совокупность сведений, переданная людьми», до «функциональная совокупность знаковых систем, абстрагированных от природы их возникновения, которые воспринимаются теми или иными приемниками». При этом под «информационными знаковыми системами» понимаются «неоднородности распределения вещества и энергии в пространстве и времени». Можно предположить, что наиболее объективна позиция ученых, считающих, что всякое воздействие одной системы на другую связано с передачей информации. Таким образом, любое взаимодействие между объектами, в процессе которого один из объектов нечто приобретает, а другой, передавая, этого не утрачивает, называется информационным взаимодействием, а передаваемое – информацией.

В силу своей актуальности наибольшее внимание исследователей привлекают проблемы, связанные с информационной экологией человека. Одна из главных проблем заключается в том, что информация, неадекватно отражающая окружающий мир, воздействуя на психику человека, приводит к асинхронизации процессов мировосприятия. В результате процесс взаимодействия личности с окружающей средой (материальной, социальной, информационной) приобретает взаиморазрушительный характер. По мере нарастания интенсивности информационного воздействия на личность деструктивные последствия становятся все более и более значительными, следовательно, под угрозой оказывается как целостность и сохранность самой личности, так и стабильность всего общества. Но сумма угроз, которую может нести информационное воздействие, чаще всего игнорируется в силу сочетания двух факторов:

1. Во-первых, как уже указывалось выше, из-за ориентации прежде всего на материально-энергетические факторы воздействия.

2. И, во-вторых, из-за неочевидного характера причинно-следственных связей между информационным воздействием и его результатами, отсроченности последствий по времени и кумулятивного эффекта информационного воздействия - способности незаметно накапливаться, а затем неожиданно проявляться.

В очень сложной ситуации оказывается система образования [5]– традиционный оплот здорового консерватизма, вбирающий в себя всё лучшее, апробированное обществом в процессе своего развития. Система образования по определению не имеет права «бежать впереди паровоза», но точно также не имеет права прекращать свое развитие, становясь косной и стагнирующей. Перед современным преподавателем встает сложнейшая задача – закономерно утратив в информационную эпоху исторически традиционную функцию основного источника учебной информации для учащихся, стать носителем знания, а точнее – вéдения. Ведь только тот, кто ведает, то есть владеет информацией с полным её пониманием, в необходимом объеме и контексте, с возможностью её реального применения и динамичного уточнения по мере необходимости, сможет войти в элиту информационного общества. Удел всех остальных (незнающих – неведающих) – перманентное аутсайдерство. Следовательно, система образования должна обеспечить подготовку подрастающего поколения к жизни в условиях информационного общества.

В современной школе техническая составляющая процесса овладения ребёнком приёмами и навыками работы с современными информационными технологиями (прежде всего, компьютерными) уже не вызывает особых затруднений. Реальную опасность представляют проблемы ухода в виртуальный мир в ущерб реальному и негативного воздействия электронных СМИ (преимущественно телевидения) на нравственную составляющую развивающейся личности, ее духовное здоровье. Как показывают данные многих исследований, всё большее распространение получают явления TV- и кибераддикции (болезненной зависимости от телевидения и компьютера) [6].

Причем эта зависимость не только психологическая, но и физиологическая. Немецкий ученый Р. Пацлаф утверждает, что мелькание ярких цветовых пятен на экране включает на подсознательном уровне механизмы ориентировочного рефлекса, приводящие к повышению уровня гормонального фона. В итоге организму требуются всё более сильные раздражители – краски ярче, звуки громче, смена картинки чаще (примером служит рваный, дергающийся монтаж музыкальных клипов) [7].

По результатам наших исследований большинство учеников проводит перед экраном в среднем 4-5 часов в день, а отдельные учащиеся и по 8-13 часов. Не даром педагоги, занимающиеся проблемами медиаобразования, называют СМИ «параллельной школой», неформальной образовательной средой, по интенсивности воздействия не уступающей, а зачастую и превосходящей формально организованную образовательную среду (в виде системы основного и дополнительного образования) [8]. К сожалению, результаты столь интенсивного воздействия оказываются не только позитивными:

  1. - «мозаичность» сознания и фрагментарность мышления, то есть отсутствие способности к адекватному мировосприятию в результате несформированности в сознании целостной картины мира. Случайно полученная, обрывочная информация СМИ подменяет фундаментальные знания, обеспечивая феномен «псевдокомпетентности», когда «слышал» становится синонимом «знаю».

  2. - «клиповое мышление» и преобладание визуального способа восприятия информации над аудиально-вербальным. В результате – неспособность удержать произвольное внимание дольше 3-5 минут при возрастной норме 20-25 минут (в старших классах), требование смены «картинки», неумение воспринять словесную информацию педагога.

  3. - проблема самоидентификации. Весьма показательны результаты нашего опроса одиннадцатиклассников по методике американских психологов Кун и Марк-Портленд. Учащимся предлагалось ответить на вопросы: «кто я?» и «кто такие «мы», частью которых являюсь я?», написав несколько определений. В результате одиннадцатиклассники определили себя как «юношей» и «девушек», «сыновей» и «дочерей», как «учащихся школы», «любителей танцев», «любителей баскетбола», «любителей музыки», «фанатов «Спартака» и ЦСКА». Но практически никто не определил себя как «гражданина РФ», не заявил о национальной и конфессиональной принадлежности. А ведь правильная самоидентификация и осознание своей аутентичности определяют способность человека к стратегическому целеполаганию. При наличии подобной позиции возникают серьезные сомнения в их способности к стратегическому планированию, остается только тактическое и оперативное.

Понятно, что системообразующее и контролирующее начало в условиях крайней разнородности информационной среды отсутствует по определению. А семья, школа, общество не обеспечивают формирование социально-позитивной системы ценностей, не задают совокупности идеологических и этических норм, необходимых для формирующейся личности[9]. Альтернативные формальной образовательной среде источники информации (СМИ и микросоциум) зачастую оказывают деструктивное воздействие. Возможности изменения информационной и социальной среды практически неосуществимы, поэтому единственным реальным выходом видится личностное развитие ребенка, повышение уровня его информационно-коммуникативной и социально-психологической компетенции. В этом и смогут помочь педагогам исследования с использованием иноформационно-экологических подходов.


Литература:

  1. Малсид М., Вайз Д. Google. Прорыв в духе времени. – М.: Эксмо, 2007.

  2. Мизинцева М.Ф., Королева Л.М., Бондарь В.В. Информационная экология.- М.: Типография Россельхозакадемии, 2000. – 231 с.

  3. Шапцев В.А. Информационная экология информационного общества // Информационная экология. Сборник статей. Материалы семинара «Информационная кампания по пропаганде экологических знаний в информационном обществе». – М.: Высший химический колледж РАН, 2003. – С.33-44.

  4. Урсул А.Д. Проблема информации в современной науке. – М.,1975.

  5. Валянский С.И. Теория информации и образование. Условия выживания России.- М.: АИРО-ХХ; «Крафт+», 2005.-140 с.

  6. Котляров А.В. ДРУГИЕ НАРКОТИКИ, или Homo Addictus: Человек зависимый. – М.: Психотерапия, 2006.- 480 с.

  7. Пацлаф Р. Застывший взгляд. Физиологическое воздействие телевидения на развитие детей.- М.: evidentis, 2003. – 224 с.

  8. Медиаобразование, интегрированное с базовым: Опыт организации экспериментально-исследовательской работы коллектива школы № 858 ЮАО г. Москвы. Выпуск 1. – М., 1999. – 175 с.

  9. Смолян Л., Зараковвский Г.М., Розин В.М., Войскунский А.Е. Информационно-психологическая безопасность (определение и анализ предметной области). – М.: Институт системного анализа РАН, 1997.



Скачать.rar



Сайт создан при поддержке РОССИЙСКОГО ГУМАНИТАРНОГО НАУЧНОГО ФОНДА проект № 09-06-59610 а/Ц "Создание экологического Интернет-портала, как регионального компонента экологического образования"; № 10-06-59629 а/Ц"Создание региональной экологической Интернет-библиотеки"


© Авторы статей