0
Экологический клуб
 
"STENUS"
 
 
 
Калужский краеведческий Интернет-портал


 
Новиков В.П.   К вопросу о развитии сети особо охраняемых природных территорий Калужской области   / /   Вопросы археологии, истории, культуры и природы Верхнего Поочья: Материалы XII Всероссийской научной конференции. Калуга,3-5 апреля 2007 г.     Калуга:   Издательство «Полиграф-Информ»   -   2008 C. 365-367.


К вопросу о развитии сети

особо охраняемых природных территории

Калужской области

В.П.Новиков, к.г.-м.н., Национальный парк «Угра»



Законодательством Российской Федерации (ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях», 1995) и Калужской области («Об особо охраняемых природных территориях в Калужской области», 2002) предусмотрено формирование научно обоснованных схем развития и размещения особо охраняемых природных территорий (ООПТ), которые утверждаются органами государственной власти. Во многих регионах страны такие схемы приняты или рассмотрены на уровне предложений. Завершается разработка «Репрезентативной и научно-обоснованной системы национальных (федеральных) ООПТ». В Калужской области подобная работа не проводилась и существующая сеть ООПТ формировалась в достаточной мере стихийно (за исключением ООПТ федерального значения) и с значительными перерывами во времени. Достаточно сказать, что за последние 11 лет в области организованы лишь два ООПТ регионального значения: памятник природы «Родники на Выпрейке» (1996) и охранная зона национального парка «Орловское Полесье» (1998).

Анализ состояния существующей сети ООПТ демонстрирует весьма неоднозначную картину по их разнообразию, содержанию, размещению, документальному оформлению и статусу. Всего в Калужской области на сегодня официально зарегистрировано 194 таких объекта. Из них четыре имеют федеральный статус: памятник природы «Калужский бор» (год создания 1991), государственный природный заповедник «Калужские засеки» (1992), национальный парк (НП) «Угра» (1997) и природный заказник «Госкомплекс «Таруса» (2002). Остальные объекты имеют региональное значение и представлены, кроме упомянутой охранной зоны НП «Орловское Полесье», 189 памятниками природы. Из них 20 вошли границы НП «Угра» (объявлены до 1995г.) и, таким образом, фактически потеряли свой статус, хотя формально еще числятся таковыми. Кроме того, примерно половина памятников садово-паркового искусства имеют двойной статус – они одновременно являются памятниками истории и культуры.

Несмотря на то, что соответствующее законодательство предусматривает различные категории региональных ООПТ, в области отсутствуют природные и дендрологические парки, ботсады, курорты, а также такие «гибкие» по режиму охраны и использования территории, как государственные природные заказники. В то же время целый ряд памятников природы, выделенных для охраны малых рек в Медынском и Хвастовичском районах, по своему содержанию и параметрам больше отвечают ландшафтным заказникам.

Преобладающими среди зарегистрированных памятников природы являются комплексные – 108, но 79 из них составляют культурные ландшафты (парки и сады, пруды и водохранилища). Вместе с тем такие типы памятников, как зоологические или геологические представлены одним-двумя объектами. Примерно половина из 20 объявленных в качестве памятников природы родников не отвечает требованиям уникальности и природной ценности.

Статус государственных памятников природы подразумевает оформление для каждого из них соответствующей документации. Однако для большинства объектов отсутствуют нормативные паспорта, охранные обязательства (сервитуты) землепользователей, а также земельные планы и выделенные в натуре границы. По этим причинам ведение регионального кадастра ООПТ и осуществление реальной охраны объектов весьма затруднено.

По поводу площадного соотношения ООПТ в Калужской области следует отметить следующее. Около 2/3 общей площади ООПТ приходится на федеральные территории. Но по суммарной доле ООПТ (6,9%) область заметно уступает многим регионам даже в европейской части России, и явно не «дотягивает» до среднефедерального показателя, составляющего по разным оценкам 10-12%.

Пространственное размещение ООПТ в регионе также нельзя назвать оптимальным. Высокой долей ООПТ (от 5 до 20 и более процентов, в основном за счет федеральных территорий) характеризуются на севере: Юхновский, Медынский, Жуковский районы, в центральной части – Дзержинский и Перемышльский, на юго-востоке – Козельский, Ульяновский и Хвастовичский. В то же время 2/5 региона, особенно западные районы, отличает крайне низкий показатель удельной доли ООПТ – менее 1% [1].

Таким образом, даже беглый анализ нынешней сети ООПТ Калужской области показывает необходимость ее оптимизации и прежде всего – инвентаризации объектов преобладающей категории, а именно, памятников природы.

Теперь вернемся к главному предмету обсуждения - перспективной схеме развития и размещения ООПТ в регионе. Каково ее назначение и какой она должна быть? После принятия Общеевропейской Стратегии биологического и ландшафтного разнообразия (1995), утверждения Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию (1996) и Экологической доктрины России (2002) в природоохранный словооборот введены новые словосочетания, отсутствующие в отечественном законодательстве, такие, как «системы охраняемых природных территорий (СОПТ)», «экологические сети» или «эконет». По сути своей эти термины являются синонимами и обозначают совокупность функционально и территориально взаимосвязанных охраняемых природных территорий (ОПТ), способную обеспечить сохранение экологического равновесия на уровне, дающем максимальный социально-экономический эффект [2].

Главные функции СОПТ: поддержание биологического и ландшафтного разнообразия, сохранение средообразующей роли и ресурсов природы (в т.ч. рекреационных) и др. Система ОПТ строится, как правило, на основе сети ООПТ и последние являются своего рода звеньями или «ядрами» этой системы. «Ядра», в свою очередь, соединяются друг с другом транзитными (экологическими) «коридорами», которые обеспечивают их биологическую связь. Роль транзитных территорий могут выполнять различные участки природы, не обязательно относящиеся к особо охраняемым, но имеющие особый режим землепользования (например, зеленые зоны и лесопарки, лесозащитные и водоохранные полосы и т.п.).

Наконец, полноценная система ОПТ должна включать «буферные» зоны вокруг «ядер» и «коридоров», обеспечивающие их защиту от неблагоприятных внешних воздействий. Построенные таким образом и сопряженные друг с другом, региональные системы ОПТ формируют непрерывную экологическую сеть (эконет), способную обеспечить условия для саморегуляции природных экосистем на значительном пространстве. В частности, в настоящее время разработана стратегия и реализуются проекты экологической сети Северной Евразии [3, 4]. Из сказанного становится ясным, что обсуждаемая схема развития и размещения ООПТ Калужской области не есть самоцель – она призвана создать основу для устойчивого развития как данного региона, так и смежных территорий. В связи с этим представляется очень важной работа, проделанная Всемирным фондом дикой природы – WWF России по проектированию экологической сети Брянской, Калужской и Орловской областей [5]. «Ядра» этой сети включают как существующие ООПТ (преимущественно федерального значения), так и перспективные, рекомендованные рабочей группой проекта. Межрегиональные «коридоры» сети протягиваются вдоль основных водотоков этих областей, и в Калужской включают долины и придолинные комплексы Оки, Угры, Жиздры и Вытебети. Региональные «коридоры» охватывают основные притоки в бассейнах названных рек, а также водную систему Болвы – Десны. Из рассмотрения предложенной сети следует, что для ее «наполнения» необходимо создание новых и достаточно больших по площади ООПТ в целом ряде районов Калужской области, прежде всего в долине Оки ниже Калуги, в междуречье Болвы – Рессеты, а также в верховьях Лужи и Шани. Следует заметить, что указанные районы отличаются в целом незначительной хозяйственной освоенностью, относительно невысокой плотностью населения, располагают крупными массивами лесов и обладают достаточным ландшафтным разнообразием, чтобы обеспечить их репрезентативность в будущей системе охраняемых природных территорий. Насколько же проработаны возможности создания такого «каркаса» региональной сети в настоящее время?

В течение последних 10 лет в центре Русской равнины проводились специальные работы, направленные на проектирование системы ОПТ для ряда территорий, в числе которых была и Калужская область. В ходе этих работ подготовлены научно обоснованные предложения о создании нескольких ООПТ регионального значения как в упомянутых выше районах, так и в ряде других мест. В частности, рекомендована организация природных заказников «Окский каньон», «Шанский», «Река Рессета», зоологического заказника «Брынский», природного парка «Серена» и ряд других ООПТ. Кроме того, выделено более 70 ключевых природных территорий без определения их статуса и категории, но включающих ценные лесные, водные, болотные экосистемы, а также имеющие большое орнитологичекое значение [6]. Преобладающая часть названных территорий уже учтена при проектировании межрегиональной экологической сети [5]. С целью увязки этой сети с территорией Смоленской области рекомендована также организация комплексного природного заказника «Верхняя Угра» [7]. Таким образом, необходимые материалы для формирования обоснованной схемы развития и размещения ООПТ Калужской области к настоящему времени в значительной мере подготовлены. И в случае их реализации суммарная доля ООПТ в регионе может увеличиться до 10-11%.

Как уже отмечалось, в Калужской области принят Закон об особо охраняемых природных территориях. Насколько он отвечает имеющимся предпосылкам формирования региональной схемы развития и размещения ООПТ? К сожалению, этот документ не лишен некоторых недостатков. Прежде всего, закон не предусматривает возможность изменения категорий и статуса существующих ООПТ, а также процедуру таких изменений. Инициаторами создания новых ООПТ, по закону, могут быть только органы исполнительной и законодательной власти, а также общественные объединения (но не научные коллективы, религиозные организации, или, например, отдельные специалисты и граждане). Правда, Законом предусмотрено создание при Правительстве области общественного экспертно-консультативного совета с рекомендательными полномочиями. Решения этого совета обязательны при рассмотрении вопросов создания новых ООПТ и финансировании областных целевых программ в этой сфере. В перечне документов для создания ООПТ, регламентируемых Законом, указывается 11 наименований (в т.ч. эколого-экономическое обоснование, заключение государственной экологической экспертизы, согласования с собственниками земель и т.д.). При этом все издержки, связанные с подготовкой данных документов, ложатся на заявителя. Таким образом, региональный Закон не ориентирован на оптимизацию существующей сети ООПТ и создает определенные трудности в процессе дальнейшего ее развития.

Все вышесказанное позволяет представить сегодняшнее состояние дел с особо охраняемыми природными территориями Калужской области и наметить основные этапы работы по совершенствованию существующей сети, а также подготовке перспективной схемы развития и размещения ООПТ региона. В случае утверждения областной целевой программы такая работа могла бы быть выполнена в течение 3-4 лет.

I этап.

Полная ревизия и инвентаризация существующих ООПТ с подготовкой необходимых нормативных документов. Совершенствование регионального законодательства и разработка нормативно-правовой базы функционирования и развития ООПТ. Создание и утверждение государственного Кадастра ООПТ Калужской области.

II этап.

Обоснование и проектирование региональной схемы развития и размещения ООПТ в соответствии с основными принципами построения экологических сетей и имеющимися наработками.

III этап.

Создание новых региональных и местных ООПТ. Отработка мониторинга и управления системой ОПТ. Информационное обеспечение системы (ГИС). Экологическое просвещение населения.


Литература

  1. Атлас Калужской области (картографический). – Калуга: изд-во Н.Ф.Бочкаревой, 2005. С. 40-41.

  2. Концепция развития систем охраняемых природных территорий в Российской Федерации. – М.: WWF России, 2003. – С. 4-5.

  3. Предпосылки и перспективы формирования экологической сети Северной Евразии. Охрана живой природы. Вып. 1 (9). – Ниж. Новгород, 1998. – 82 с.

  4. ООПТ Северной Евразии. Развитие через участие. Стратегия и план действий. М., 2000. – 136 с.

  5. Система охраняемых природных территорий Брянской, Калужской и Орловской областей. Карта масштаба 1:600000. – М.: WWF России, 2002.

  6. Новиков В.П., Могильнер А.А. Перспективные особо охраняемые и ключевые природные территории Калужской области // Вопросы археологии, культуры и природы Верхнего Поочья. Материалы X региональной научной конференции. Калуга: Гриф, 2003. – С. 577-585.

  7. Новиков В.П., Могильнер А.А. Перспективные охраняемые и ключевые природные территории в бассейне Угры // Природа и история Поугорья. Вып. 2. – Калуга: Полиграф-информ, 2001. – С. 8-11.



Скачать.rar



Сайт создан при поддержке РОССИЙСКОГО ГУМАНИТАРНОГО НАУЧНОГО ФОНДА проект № 09-06-59610 а/Ц "Создание экологического Интернет-портала, как регионального компонента экологического образования"; № 10-06-59629 а/Ц"Создание региональной экологической Интернет-библиотеки"


© Авторы статей